Поваренная книга

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Поваренная книга » Упорьки » Тиха криквольская ночь, но Бартранда лучше перепрятать


Тиха криквольская ночь, но Бартранда лучше перепрятать

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

[AVA]http://sa.uploads.ru/wXhq6.png[/AVA][NIC]Изабелла[/NIC]

http://www.gamer.ru/system/attached_images/images/000/429/113/original/rewalls-com-18728.jpg

Сюжетец: После второго акта Варрик переправляет живого Бартранда в монастырь. Однако, один из экспедиции рассказал про Бартранда и лириум некоторым людям, те в свою очередь магам и храмовникам. Про "безумие" конечно ничего им не сообщалось, а вот красный лириум их заинтересовал, и Бартранда похищают. Неважно, кто первым. Варрик ищет наводит справки, а еще узнает что Хоука нет в городе. Предположительно он на Рваном берегу сводит Авелин и Донника. Варрик решает, что раз он оказывал спутникам Хоук мелкие услуги своей сети информаторов, самое время обратиться за помощью к ним. Времени ждать Хоук нет, ведь Варрик не понаслышке знает до какого безумия доводит красный лириум.

Действующие морды: Варрик, Изабелла, Зевран, Мерриль, Андерс


http://s7.hostingkartinok.com/uploads/images/2014/12/2ce1ed5b840fa8493be5d6498b26c6bc.png

2

[NIC]Варрик Тетрас[/NIC][AVA]http://sa.uploads.ru/LBI5o.png[/AVA]"... Очень надеюсь на ваше понимание и молчание. Всегда Ваш, Ремант из купеческого рода Тетрасов."
Поставив последнюю точку в письме настоятельнице монастыря, где он решил припрятать своего сошедшего с ума братца, Варрик вернул перо на законное место, и позволил себе ненадолго отвлечься от потрясений, связанных с Бартрандом. По привычке гном подписался другим именем, одним из редко используемых имен дома Тетрас, чтобы привлекать поменьше внимания к своей скромной персоне. Запоздало он подумал, что для такой просьбы куда больше сгодилось бы правдивое имя. Но исправлять письмо Варрик не стал - очень уж не любил грязи в бумаге, и в особенности грязи из-за небрежности. Но на новое письмо не было ни желания, ни сил. Вздохнув, гном добавил еще несколько золотых монет, к уже ранее отведенной горстке для настоятельницы, считая, что это равноценная плата за его оплошность.
Ох и заставил ты меня поволноваться, Бартранд Несмотря на все попытки, воспоминания не желали оставлять наземника в покое, раз за разом отдаваясь громким эхом закрываемой двери на Глубинных Тропах, или криками жертв в имении Бартранда. И его собственные желания, когда кусочек растреклятого красного лириума попался ему в руки. И неистовое желание раз и навсегда пригвоздить братца болтом из любимой Бьянки к какому-нибудь столбу покрепче, и собственная растерянность при виде нормального Бартранда, спасибо Андерсу. Да что уж тут, и Хоук спасибо. Никто лучше не вывел бы его из этой хандры.
Варрик подвинул взгляд, возвращаясь из прошлого в настоящее. На столе по прежнему находилась бутылка неплохого спиртного. Он немного нахмурил брови, будто спорил сам с собой - выпить? Потом слегка покачал головой. Путешествия с Хоук открыли в Варрике интересную черту характера - он заранее чувствовал, когда вот-вот вляпается в какое-то дерьмо. И сейчас гном чувствовал себя именно так. Лучше оставить бутылочку на потом - когда можно будет отметить удачно закончившийся очередной эпизод книги, которую он, Варрик, может никогда и не напишет.
Раздав несколько поручений своим шустрым на ноги информаторам, Варрик вернулся в свою комнату в "Висельнике". Погладив любимую Бьянку по рукояти, Варрик, не мудрствуя лукаво, так и завалился спать в своей кожаной куртке. Ну а вы думали, откуда у гнома-наземника хорошие манеры? А красиво говорить любой может научиться...

***

Побудка среди ночи всегда неприятное дело, даже если она ожидалась. Хмурясь и на ходу поправляя разбушевавшийся хвост, Варрик наконец отреагировал на постоянный стук в дверь. На пороге комнаты стоял один из молодых парнишек из Ферелдена, который быстро схватил что к чему, и понемногу стал приторговывать информацией. Обычно жуликоватый, хитрый и достаточно обаятельный паренек был по душе Варрику - тот видел в нем наставника, ну а самому гному он очень уж кого-то напоминал в молодости. Но сейчас парнишка был бел как мел, и вместо витиеватостей кратко и быстро изложил суть дела. Варрик не ошибся.
-Мы в дерьме, - доверительно сообщил он в воздух, отпуская парня.

***

Закончив последнее быстрое на руку письмо, и даже не пожурив себя за каплю чернил, слетевшую на письмо Маргаритке, Варрик устроил настоящее бдение среди своей подпольной братии, заставив их сновать по Киркволлу туда-сюда, надеясь, что хоть кто-нибудь откликнется на его призыв. Хоук в городе не было - это Тетрас выяснил в первую очередь, а идея в одиночку искать пропавшего Бартранда или источник новых слухов о красном лириуме в Киркволле нашего времени мало чем отличается от изящной попытки самоубийства.
У нас будет запоминающаяся ночь, дорогая. Опять, - шепнул Варрик Бьянке, взяв ее в боевой хват. Бьянка не спорила. Судя по всему - давно привыкла!

3

[AVA]http://sa.uploads.ru/wXhq6.png[/AVA][NIC]Изабелла[/NIC]    Знаете, как забавно наблюдать за Авелин, когда она пытается сблизиться с Донником? Охо-хо, это то еще зрелище! Чего только стоит тот прекрасный случай, когда Хоук попытался усадить этих двоих за один столик в "Висильнике". Добрую половину вечера ему пришлось провести в разговорах не о чем с Донником, ожидая появления Авелин. И да, она все же появилась в таверне, но лишь затем чтобы с выражением дикой паники на лице изобразить что "операция" отменяется и тут же выскользнуть за дверь.
    Изабелла тогда наслаждалась этим зрелищем из-за барной стойки, неспешно попивая свой заказ. Естественно, ни пытаться свести голубков, ни вытаскивать Хоука из неловкой ситуации пиратка не собиралась. Зачем? За этим было куда интереснее наблюдать. Был бы тогда в таверне Варрик, то можно было заключить пари: насколько хороший Гаррет сводник. Так, чисто из спортивного интереса и чтобы хоть чем-то себя занять. Все лучше, чем размышлять о том, какие новые шаги в отношении Изабеллы применит Кастильон. От этих невеселых мыслей ривейнку начинало мутить, словно от морской болезни. И надо же было потерять реликвию у самого Кирквола! Теперь от нее ни слуху, ни духу. Увы, пиратка не успела обзавестись такой же широкой шпионской сетью, как вышеупомянутый гном, так что слухи приходилось собирать по крупицам.  И ждать. Так что чтобы разбавить однообразные деньки Изабелла непременно бы напросилась в новую спасательную операцию Хоука, во имя воссоединения двух любящих сердец и новых поводов для шуточек над капитаном городской стражи. Если бы не одно НО…
    Как это блондинистое и антиванское НО занесло в Кирквол Изабелла до сих пор толком не понимала. Да и какая, к архидемону, разница? Все равно  с Зевраном нельзя было долго разговаривать о делах. И вообще… разговаривать.
    Но и до беседы все же дело дошло, когда ривейнка и антивец все же решили перебраться в "Висельник", чтобы отметить встречу чем-нибудь высокоградусным. На полпути их и перехватил один из прытких информаторов Варрика Тетраса.
    — Пьянка откладывается на неопределенный срок, — грустно сообщила пиратка, пробежавшись глазами по аккуратным строчкам на пергаменте. Варрик, конечно, не Хоук, но бросить его самого разбираться с этим делом Изабелле не позволила совесть. Поэтому разорвав письмо, ривейнка с наглой улыбочкой развернулась к эльфу. — Как ты там говорил? Времени у тебя полно и совсем заняться нечем? Вот и нашлась тебе подходящая работенка. Заодно и со всей кирквольской братией пообщаешься!.. Ну, ну, не хмурься Зевран, морщинки на лбу появятся. И не только на лбу. К тому же, ты же все равно не можешь меня сейчас оставить одну, это было бы не по-мужски… Осторожнее, крысиное дерьмо по правому борту! Фуф, чуть не вляпался.  Гляди в оба, по Нижнему городу же шатаемся. И может ты мне объяснишь, какого дьявола эльфы не носят сапоги?..
    Вот в таких бессмысленных беседах бывшая пиратка и наемный убийца доковыляли до места встречи. Гном уже был там с Бьянкой наперевес, и Изабелла при приближении негромко свистнула. Мало ли не узнает их рожи в потемках, пальнет, а потом соскабливай себя со стеночки.
    — Всегда говорила: от родственничков больше вреда, чем пользы, — своеобразно поприветствовала гнома Изабелла, подойдя ближе.  Белобрысая макушка остановившаяся рядом напомнила ей еще об одной важной вещи. — Оу… Это Зевран Аранай, мой хороший знакомый из Антивы. Думаю, его клинки этой ночью нам понадобятся.
    Легкий кивок в сторону эльфа. Пускаться в длительные пояснения, чем по жизни занимается ее хороший знакомый пиратка не стала. Татуировка на лице Зеврана лучше всяких слов расскажет о его профессии, так зачем утруждаться?
    — Варрик Тетрас. И про него я тебе уже успела рассказать. Да, только хорошее, — представила гнома Изабелла. Решив, что на этом культурная часть окончена и дальше уж мальчики как-нибудь сами разберутся, она повернулась к стрелку. — Ну что? Еще какие-нибудь новости появились?

4

[NIC]Зевран Аранай[/NIC][AVA]http://sa.uploads.ru/Y7wRM.png[/AVA]«Первым делом первым делом Изабелла, ну а дальше и в бордельчик можно заглянуть». – с такими мыслями тащился Зевран за знакомой пиратской задницей чуть ли не напевая себе под нос. Он недавно только в этом городе, а ему уже нравиться! Особенно то, что Изи пригласила его пропустить одну или две кружечки в приятной компании.   Даже не смотря на то, что другие вороны дышат ему в затылок и кусают за пятки, Зевран чувствовал себя вполне комфортно. Сколько раз он убегал от своих собратьев по ремеслу и в этот раз свалит куда подальше, не додуматься же эти идиоты развесить по всей Вольной Марке объявления с его розыском, чтобы какой-то герой без страха и с желанием заработать не собрался ловить того, верно же? У воронов для этого фантазия слишком плоская.
Пока они шли, Изи болтала без умолку, Зев и сам был рад поговорить, он и отличался особой говорливостью, но тут их милый монолог в одну грудастую тушку прервали нежданным сообщением. Эльф изобразил на лице кислую мину, но все же кивнул головой, от чего прядка волос выбилась из острого уха и настырно полезла в глаза. Времени полно да и деньжат бы заработать, но только если эта работенка не затянется на несколько дней. Слишком муторное дело Зеврану брать не хотелось. Пока он опечаливался своей несчастной судьбой, его ухо дрогнуло уловив последние слова пиратки про его сородичей.
- Начнем с того, что сапоги не носят только наши друиды… Эм, в смысле долийцы. Как они говорят – для лучшего контакта с природой. А ты никак решила к ним податься, раз интересуешься этим вопросом? Ты смотри – я тебе давно предлагаю уши обрезать и вытянуть их, будешь как наг… долийцей. – поспешил исправиться эльф, перешагнув очередную крысиную кучу. Что-что, а любимый антиванские сапоги из самой лучшей кожи ему портить не сильно хотелось – как говориться, подарок нельзя выбрасывать, а уж тем более из любимой страны с маньяками папуасам пернатыми.
Эльф искоса гляну на пиратку. В душе поселилось разочарование, эх, а ведь можно было так замечательно провести вечер вдвоем… или даже вчетвером. Что там Изи говорила про своего знакомого? А ведь по слухам за этим знакомым увивается и капитан стражи и одна долийка – прям выбор большой, только лапу протяну, а тут облом, надо куда-то тащиться, а у него клинки не полированы, меч не заточен, лук не надраен.
Зевран подавил в себе безнадёжный вздох, нечего старой знакомой показывать свое разочарование тем аспектом, что вечер у них обламывается, а то она может обломать и утро и даже день. Женщины такие непостоянные, как гном пообещавший жене больше не пить. Кстати о гномах… Тот, кому требовалась помощь им и являлся. Только странным, без бороды, зато волосатость в полном объеме присутствовала на груди. Представляться смысла не было, Изи сделала это за него, но вот арболет… О да, он очень заинтересовал эльфа.
- Занятная вещица с такой только на огров охотиться. – произнес ворон и подбородком указал на красавец арбалет. – А стреляешь ты им так же хорошо, как и смазываешь?

5

[NIC]Мерриль[/NIC][AVA]http://sa.uploads.ru/yg2vT.png[/AVA]Прохладное острие кинжала режет левую ладонь эльфийки. Немного уже привычной боли, и кровь течет по ладони, сгущаясь. Максимум сосредоточенности. Момент истины. Свечение обволакивает ее тоненький силуэт и багровыми каплями устремляется к зеркалу, вслед за ее вытянувшимися навстречу долийскому артефакту руками. Свечение ложится на Элувиан и начинает искриться, отражаясь блеском в сосредоточенных глазах Мерриль. Воздух вокруг будто бы зазвенел, а мрак, еле разгоняемый светильником на стене, сгустился сильнее, являя жуткие черные сгустки-тени. Ничего, это просто завеса, отделяющая этот мир от Тени, реагирует на магию крови. Пока все под контролем. А долийка ни капельки не сомневалась в своей способности держать контроль. Уж где-где, а в магии она преуспела.
Если бы только этого было достаточно...
Свечение погасает, а Элувиан стоит, как стоял - просто зеркало, отражающее ее нахмуренное личико, и ничего более.
- Опять не получилось, - вздохнув, пожаловалась в пространство Мерриль. Кажется, она уже все перепробовала раз за разом, - эльфийское зеркало не реагировало. Очередной провал.
Долийка завесила поверхность зеркала плотной тканью, а затем прошла к столу и начала убирать с него баночки из-под лириумных зелий. На всякий случай, если кто-нибудь зайдет, хотя кроме Хоука и его спутников редко кто заглядывает. Просто осторожность, загреметь в круг магов или под меч храмовнику ей не улыбалось.
Стук в дверь настиг эльфийку, когда она уже двигалась к своей кровати. "Опять приключения по среди ночи" - подумала Мерриль, логично предположив, что это Хоук с очередной важной миссией. Но это тоже уже было привычно.
Мерриль открыла дверь, даже не спросив кого принесло. Гонец отдал письмо, что-то сказал и сразу ушел, даже не попросив денег.
Значит, это от Варрика скорее всего, он ведь знает, что у долийки вечно нет денег - все спускает на игру в карты с Изабеллой. Выигрывала эльфийка у нее всего пару раз, но искреннее этому радовалась, не замечая снисходительного взгляда пиратки, которая просто поддалась ей.
Надпись на конверте подтверждала ее догадку - Варрик. "Неужели он узнал, что я опять прогуливалась в садах Наместника? Его забота мила, но немного надоедлива," - мысленно прикинула Мерриль, распечатывая конверт. Но все оказалось гораздо серьезнее.
Оставив письмо на столе, долийка подхватила посох и выскользнула за дверь, не забыв ее запереть (хотя красть у нее было особо нечего).
В ночном Эльфинаже было тихо, ни души. Простому эльфу очень опасно ходить по Нижнему городу ночью. Но зато не видно мусора, который скапливался у каждой стенки.
Дорогу к "Висильнику" Мерриль отыскала без труда, слишком уж часто она там бывала и у Изабеллы и у Варрика. Не смотря на ночь, даже с улицы было слышно, как там внутри шумно.
Она зашла внутрь и как обычно на нее не обратили особого внимания. Поднявшись по лесенке эльфийка направилась в "самую лучшую комнату в Висильнике", которая принадлежала Варрику.

6

В клинике было на удивление спокойно сегодня, если не считать немногочисленные постоянных посетителей, одни просили какой-нибудь вытяжки повставляющей, другим нужны были какие-нибудь зелья для того, чтобы вызвать безудержную страсть, нежность и прочий бред вроде любви и конкретного человека. Некоторые серьезно были готовы платить беглому магу новорожденными детьми. Зачем Андерсу новорожденные дети и когда тупые идиоты вокруг него пойму, что не каждый отступник - маг крови, целитель не знал. Выпроводив особенно настырных с применением половой тряпки и швабры - Андерс облегченно свернулся на узкой кровати дрожащим клубком. Сквозь запах трав, которые Андерс развесил везде, где только мог, Клоака брала свое, ее затхлость, сырость, вонь и гниение - были где-то на грани, их почти можно было уловить. Если бы не три дня почти без сна - маг непременно отправился бы на расколотую гору - пополнить запас прав, даже с риском нарваться на бандитов, тал-васготов и долийскую стрелу в жопу. Однако сил у мага не было, с запахом от так и так ничего не сумеет сделать, а запаса целебных трав было с избытком. Пока что. Ровно до очередной экспады Гаррета. Сонно зевнув Андерс натянул на себя латаное тонкое одеяло и укутался в него, спрятав даже кончик носа, пять дней назад после очередной заварушки целитель перебрал с лириумом и лихорадка до сих пор не отпускала его. Маг сам не заметил, как уснул...

Сны давно перестали к нему приходить, Тень, манящая и зовущая, никогда не вызывала восторга и прятяжения у Андерса. И пожалуй маг даже был немного рад тому, что на время сна - выпадал из реальности, просто закрывал глаза, погружаясь в черное марево и открывал их вечность или мгновение спустя. Правда на этот раз никаких темных волн, никакого марева, стоило только магу довольно засопеть в обе дырочки, напоследок подумав о резвящихся котятах...

Этот сумасшедший, бешеный стук - буквально выкинул Андерса с кровати, единым движением целитель вскочил словно пружина, прихватывая посох, стоявший возле кровати, длинное острое лезвие его пронзительно скрежетнуло по полу, но маг не обраил на это внимания, рванувшись встречать незваных гостей. Ожидая кого угодно, ораву раненых, толпу храмовников, кого маг точно не ждал так это мелкого мальчишку посыльного, чумазого, фихрастого и босого, а еще остроухого. Андерс тяжело вздохнул. Как один ребенок мог изобразить взвод храмовников - для него так и оставалось загадкой.
- Чего тебе? - несколько сварливо отозвался целитель, придирчиво осматривая мелкого на наличие каких-либо повреждений, - кто-то болен?
- Нет сэр! Что вы, сэр! Только письмо, сэр! - испуганно пискнуло ушастое создание, сунуло ему в руки мятый листок исчерканный знакомым почерком и только пятки сверкнули за углом. Чем он успел так напугать бедного ребенка - целитель не знал, да и не сильно переживал. Какие только про него слухи уже не ходили. Сейчас важней и интересней было письмо Варрика, отнюдь не предложение сыграть в порочную добродетель и пройтись голышом по нижнему городу после - под улюлюканье Изабллы и в компании такого же Гаррета. После этого слухов стало еще больше, а Лирен прежде так тепло улыбавшаяся ему стала строго и сурово поджимать губы и отделывалась от него сухими, короткими фразами. Но вязаный шарф с изображенными на нем котятами Андерс успел получить от нее в подарок гораздо раньше, хоть в этом магу повезло.
Сборы не заняли много времени, несколько припарок, пара зелий и противоядий, на пояс, в маленьких кожаных чехлах теперь обосновались две маленькие склянки с лириумом, маг долго размышлял стоит ли их брать, но все же не удержался. Лучше очередной откат, чем труп друга на совести. И без того не особо чистой

По пути до Висельника маг успел повоевать с волосами, пару раз свернуть с пути патруля, отдавить ногу какому-то наемнику и обаятельно улыбнуться на его злобное рычание и не особо изысканную речь. И даже не получил подзатыльника, просто удачно саданул посохом между ног чересчур ретивому мужику, который что-то там хотел ему, пидорасу белобрысому, что-то доказать. Скуля от боли наемник был не в состоянии что-либо доказывать и маг, не дожидаясь боеспособного состояния противника предпочел свалить подальше.
Дверь Висельника сама по себе возникла прямо перед носом у целителя и Андерс, облегченно вздохнув, зашел в душное помещение, наполненное грязью, дрянной выпивкой, сварливыми официантками, которые на улыбки мага неизменно отвечали смущенными взглядами и лукавыми улыбками. «Как же здесь хорошо!". Лестничный пролет, тонкая фигурка Мерриль, мелькнувшая впереди и вот маг уже готов к приключениям.
- Вечер добрый, - улыбайся Андерс, это всех раздражает, приговаривал Командор, улыбаясь ему. Вот и сейчас маг растянул губы в одной из самых обаятельных улыбок. День был на удивление приятен, легок и голос хренового Справедливости был на удивление тих, спокоен и легко отделим от его собственных мыслей. «Крысота! А теперь давайте вляпаемся в какое-нибудь дерьмо, потому что при хорошем дне - хотя бы вечер должен быть паршивым». Маг весело фыркнул, придерживая дверь для Мерриль. Будь обходительным, Андерс и в следующий раз тебе не придется трахаться с сучкой Райлок, а потом сбегать от нее по обвинению в магии крови. Целитель был очень обходительным и вообще, просто солнышко, только природное андерфелское упрямство и свой, родной, идиотизм  - это не могли перекрыть и перебороть. Тем одним и жив, что обаятельный. Правда, в этот раз вряд ли им придется иметь дело с храмовниками, бабами с церковными обетами или чем-то подобным, так что вполне вероятно, что уже этой ночью Андерс будет орать в пылу сражения что-то в духе «сосните моих фаерболов» и «молнию в зад - не желаете ли?!". А может и нет. Может он будет стоять в сторонке и смотреть на звезды... ну да, конечно, маловероятно. Но может же он чуть-чуть помечтать, верно?

Отредактировано Андерс (2014-12-10 21:21:34)

7

[AVA]http://sa.uploads.ru/LBI5o.png[/AVA]Варрик сосредоточенно жевал. Знаете, некоторые люди меряют комнаты шагами из угла в угол, кто-то занимается меткими плевками в потолок, кто-то напевает непонятный мотивчик.. словом, пытается как-то убить время. У гнома был именно такой способ, и Тетрас обычно предпочитал жевать что-нибудь съедобное, но не в этот раз. Пожалуй, если быть точнее, то Варрик просто скрежетал зубами. Согласен, отдаленно похоже на напев мотивчика, однако со своей долей гениальности.
Письма были разосланы и оставалось только ждать. Вообще гномы на редкость терпеливый народ - Тетрас и сам показал это на Глубинных Тропах, снисходительно комментируя большую часть приключения, которая, конечно, не касалась поступка Бартранда. Сейчас он с удивлением обнаружил, что близок к тому состоянию, которое люди зовут паникой. Хотя ситуация вроде была похуже, чем остаться ВЧЕТВЕРОМ на, мать их, ГЛУБИННЫХ ТРОПАХ, не имея возможности спросить дорогу у местных, потому что они, вошь их заешь были ПОРОЖДЕНИЯМИ ТЬМЫ. Сложно было объяснить текущий настрой гнома, но Варрик понял, что куда сильнее его пугает этот новый вид лириума, который определенно калечит мозги, чем пропажа (или похищение) Бартранда. Это уже была не осточертевшая магия, не какие нибудь фокусы или штучки, это было.. необъяснимо, и потому - пугающе.
В дверь характерно постучали, но Варрик не обратил на это внимание. Лишь когда стук раздался в седьмой раз, Тетрас открыл дверь в номер, и молча принял донесения от своей оравы. Деньги он раздал им еще до этого, а сейчас он вновь захлопнул дверь и принялся изучать записи. Три послания гласили, что друзья Хоук уже в пути, еще одно донесение гласило об отсутствии мрачного эльфа. Оставшиеся три помогли Варрику немного улучшить видимость картины.
Варрик добавил эти три корявые и неряшливые, по его мнению, конечно, записки к письму от настоятельницы, которое получил ранее. Выходило вот что.
Монастырь находился вне Кирковолла, но самостоятельно переправить туда брата Варрик не мог. Поэтому, под видом купеческой операции он снарядил не такой большой караван, и отправил его в монастырь, отдав под опеку двум человеческим стражникам Бартранда со строгими указаниями. Из монастыря должно было придти отдельное письмо, гласящее о том, что Бартранд прибыл. И письмо пришло, вот только с возмущением настоятельницы об отсутствии как "товаров благодетеля", так и секретного постояльца. По двум следующим посланиям можно было прикинуть где именно произошла "стычка", если только она имела дело. Где-то на Рваном Берегу повозка изменила направление и направилась обратно к Киркволлу, но ее нашли недалеко от городских ворот разбитой, и, по виду, разграбленной. Тем не менее, другое донесение ясно давало понять что Бартранд снова в городе, и судя по всему вернулся он в компании большей, чем два наемника, но кто были его спутники, и как к нему относились - определить нельзя. Последняя записка указала извилистый путь слухов о гноме, который стал великим кудесником и чудесным собеседником благодаря новому магическому минералу красного оттенка. Слух шел точно из Клоаки, и Варрик не сомневался о ком шла речь, хотя и сомневался в правдивости. Особенно в "чудесном собеседнике". Бр-р-р. Он прикоснулся к Бьянке, которая уже заняла свое место за спиной. Этот жест всегда успокаивал его в те редкие мгновения, когда это действительно требовалось.
Тем временем дверь открылась без стука. Тетрас покачал головой. Ривейнке никогда не нужно было стучать в двери, даже если они не заперты - помогало либо отсутствие этикета, либо навыки взломщика. Удобно.
- Верно, зато с ними точно не соскучишься, - улыбаясь, ответил гном. Да. Хорошие шутки - то, что сейчас совершенно точно ему требовалось. Несмотря на все свои достоинства, любимая Бьянка шутить любила только во время боя. Пусть и немного с черным юморком.
Он покосился на незнакомца. Он уже заранее знал, что этот эльф подозрителен. Угадаете почему?
- Мы испытываем схожие чувства, приятель. Ты, кажется, так пристально уставился на мой подбородок, что я сейчас весь мохнатостью покроюсь. Мне отплатить тебе той же монетой? Могу забрать твои превосходные башмаки и будешь босой, - сообщил Варрик Зеврану. Конечно, можно было бы дать Аранаю слово оправдаться, но в ролевых играх иногда нужно вести себя как мудак, не оставляя возможностей оппоненту для ответа. Впрочем, эти гады-игроки всегда найдут куда вставить свое острое словечко. Сука.
- На ограх я его еще не проверял. Но спасибо., - раздумывая, проглотить ли подначку про смазку или нет, ответил Тетрас. - Ничего, этой ночью ты увидишь как мы с Бьянкой резвимся, - уклончиво ответил гном. - И кстати, Изабелла! Оставь мне представления. Да, ты начиталась моих записей, но у настоящего биографа это всегда получится лучше.
Дверь приоткрылась. Её придержал Блондинчик, пропуская вперёд Мерриль. Варрик хмыкнул, и поприветствовал обоих, после чего пригласил всех за каменный стол, на котором уже лежали бумаги.
Представив Зеврана (в этот раз без помощи Ривейнки) Маргаритке и Андерсу, и, в свою очередь представив их Аранаю (глаза у Мерриль опять стали похожи на две тарелки), Варрик наконец приступил к делу, явно войдя в свою стезю.
Он вводил его соседей по столу в курс дела, то и дело цитируя доклады или письма, которые получил. Наконец, изложив дело, и даже совершив небольшой экскурс в прошлое, а именно - о красном идоле, поехавшем Бартранде, его последующем нахождении и кратковременном пребывании в своем сознании - спасибо Блондинчику, ну и до кучи о зачистке имения от "привидений", специально для новенького в их разухабистой компании. Отчего-то Варрику подумалось, что они делают что-то очень неправильное, собираясь впятером, но... какое дело гному-наземнику до тонкостей игровой механики?...
- С чего начнем?, - спросил Тетрас у своих друзей. - След Бартранда пока прерывается в Казематах, в то время как слухи о Лириуме пошли из Клоаки. Можем еще посмотреть на разграбленный обоз, и я немного поплачу над своими сбережениями.

8

[AVA]http://sa.uploads.ru/wXhq6.png[/AVA][NIC]Изабелла[/NIC]    "Прелесть моя, так я тоже сколько тебе предлагаю обрезать да вытянуть кой-чего. И чего отказываешься? Послушал бы хоть разик мудрую женщину. Массаж конечно хорошо, но одним им сыт не будешь"
    Да, именно так я ответила этому ушастому засранцу, пока мы добирались до таверны. Но теперь стоя в уютной комнатке "Висельника" рядом с Зевраном я печально отметила, что вытянуться ему надо в целом. Низкий рост эльфов несомненно делает их милашками и лапушками, но несолидно же как-то когда мужчина тянется на носочках, чтобы чмокнуть тебя в щечку.
    — Сейчас даже и не претендую на звание лучшего рассказчика! — вскинув ладони вверх, со смешком отозвалась я, тут же хитро подмигнув гному. — Но про Авелин и Донника допиши. Эти записи я могла бы перечитывать бесконечно.
    А вот Варрику вообще бы понадобилась переносная стремянка, а пока из неловких ситуаций его спасает Бьянка. Хм, а неужели ее никто до сей поры не попробовал стащить? Ну хотя бы смеха ради, минуточек на пять. Он бы сильно возмущался? А волосы на груди встопорщились бы? Мне очень захотелось это осуществить в ближайшие пару минут, но тут дверь отворилась и к нам присоединились Мерриль и Андерс. Ах, ну да… Мы же на серьезное дело собрались вроде как. Так… а что там на ладошке у нашей милоты?
    Очаровательно улыбнувшись очаровательному Андерсу в знак приветствия, я отошла от мужчин. Пока что гном начал рассказывать свою непростую семейную драму, в основном Зеврану, ибо остальные в общих чертах про поехавшего Бартранда слышали. А если вклиниваться в рассказ Варрика на середине повествования, то он перестанет угощать меня ромом в "Висельнике". Поэтому я тенью скользнула к долийке.
    — Выглядишь бодро, котенок. Бродила в садах Наместника в тот момент, когда пришло письмо? — негромко спросила я, возникая у ее левого плеча. Мой взгляд тут же спустился ниже, к ладошке магички. Там обнаружилась свежий аккуратный порез. Она что, все еще не оставляет попыток реанимировать свое зеркало? Ох… Мерриль! Я подсела к ней на ближайший стул. — И похоже там и порезалась об секатор главного садовника…  Все не бросаешь свою затею? Шансы на то, что однажды ко мне играть в карты придет демон в твоем обличье, все возрастают?

    — С чего начнем? — донесся до меня через какое-то время озабоченный голос. Послушав переложенные гномом альтернативы я едва не выпалила рвавшееся с языка "А может, разделимся?" С первого взгляда все так заманчиво, хочется аж в три места сразу. Андерс бы пошел в Клоаку, досыпать после тяжелого дня. Мы бы с Зевраном выкрали выкупили спиртное у торговцев и надрались бы прямо у ворот Казематов, как и собирались. Варрик бы пошел плакать над сбережениями, а Мерриль утешила бы того букетиком ромашек. Из сада Наместника, естественно.
    — Ты не знаешь, в чьих шаловливых ручках находится твой братец. Да и вряд ли его похитили пацифисты, я в существование таковых не верю. Промедлим и плохие дяди игриво свернут Бартранду шейку. Или тети. Вот, да! Там же есть одна стервозная блондиночка… Как ее?... А чтоб ее кунари забодали! Глава храмовников которая. Если слух успел дойти до ее светлой головушки, то вполне вероятно, что дамочка захочет красный лириум присвоить. Лириумная наркомания среди храмовников и все такое… Так что предлагаю направиться прямиком в Казематы, — нет, это все не потому что мне нравится идея надраться у ворот с антивцем. Правда-правда. — А над сбережениями поплакать еще успеешь. Но отослать к обозу кого-нибудь из твоих шустрых мальчиков не помешало бы. Если найдут какие-то следы, которые помогут выйти на похитителя и притащат сведенья прямо к Казематам…. — я мечтательно улыбнулась. Да, совсем обнаглела. Но пусть в детективчики играют те, кому они нравятся или кому за них платят. А я что? Я могу кинжальчиками помахать. — В общем, это было бы очень кстати.
    К окончанию моей пламенный тирады откуда-то снизу раздались жалобные завывания вскоре перешедшие в дикий ор. Эх, опять кому-то в "Висельнике" морду бьют. Без меня. Ну гном, ты мне точно должен будешь. И Зеврану. Вот отведу я антивца в уголок и мы придумаем, как ты будешь расплачиваться за то что обломал мне веселую пьянку. Одна надежда, что при поиске Бартранда тухло не будет.
    — И есть ли резон маршировать до Клоаки, когда здесь с нами сидит… сидят, — я так и не закончила предложение, а просто указала рукой на Андерса, мило ему улыбнувшись. Да, этот Справедливость постоянно сбивает меня с толку. И не поймешь как обращаться к отступничку в единственном или множественном числе. А то вдруг духобидится и решит за оскорбление "справедливо" меня придушить. Вот Кастильон тогда расстроится! Он точно мечтал сделать это первым. — В клинике о чем только люди не болтают, верно? Ничего не слышно про красный лириум?

9

- Ооо, гном покрывающейся мохнатостью – это такой же феноменальный случай, как наг вырастивший хобот и  надевший на себя меховую шубу. – отозвался Зевран и белозубо оскалился, причем оскалился не только из-за своих слов и в знак проявления дружелюбия, а ещё он представил, как гном пытается стянуть с него ботинку, точно любовника с родной матери. – Думаю, не стоит идти на такие радикальные меры. Оо, у твоего… арбалета есть имя? Бьянка? Красиво, думаю, ей оно тоже нравиться.
Зев помахал рукой перед лицом, пытаясь избавиться от душащих его смешков. Нет, нет, он вовсе не хотел обижать великого гнома с арбалетом, но смех его так и раздирал. Особенно ему стоило взглянуть на задумчиво-оценивающий взгляд пиратки, бросаемый на этот самый арбалет. Интересно, о чем думала эта прохвостка? Небось пытает представить как арбалет может резвиться? Ну, у Зеврана фантазия была бурная и то она отказывала ему в удовольствие показать картинку резвящегося арбалета!
- Мы тоже, думаю, с Изи… в смысле с великой и ужасной Изабеллой тоже порезвимся этой ночью в вашей компании. Оргию на четверых… - дверь приоткрылась пропуская еще двоих объектов, что заставило Ворона по-быстрому исправиться: - на шестерых я еще ни разу не пробовал. Приве-е-ет эльфийкам и… человечкам.
Сказав это эльф развернулся всем корпусом к пришедшим, а то, что они пришли к ним говорило о том, что Изи сразу накинулась со своими пылкими комплементами на несчастную эльфийку. Даже по сравнению с ней Зевран смотрелся более внушительно – долийка представляла из себя что-то очень тощенькое, маленькое с неестественной бледностью по всей моське. Таких несчастных сородичей он даже не видел, Когда вместе со стражем ходил стимулировать клан долийцев. Стимулятор у Кусланда был какой-то не стимулирущий так как вместо того, что бы трепетать и внимать его ораторскому мастерству его послали лесом ловить оборотней.
А вот второй субъект тоже не отличался свежестью и радостью присутствия в этом замечательном месте. Провонявшем пивом и какой-то сдохшей крысой. По крайне мере синяки под глазами и серый цвет лица буквально вопили о том, что человеку надо выспаться недельку другую. После церемониального представления глаза округлились не только у долийки, но и у самого Зеврана.
- Ты… Андерс? – тихо спросил эльф, поборов желание упасть перед ним ниц и срочно найти каменщиков и воздвигнуть тому памятник. Он. Пережил. Встречу. С Кусландом! Нет, за такое точно надо памятник ставить. Зевран помнил как этот Страж писал ему пламенные письма о том, как они быстро строят башню, как он подарил какому-то Андерсу рыжего котенка, как он хотел выстроить шеренгу из павших солдат, населить их духами и отправить биться с порождениями тьмы. Нет, Зевран конечно тоже скучал по старому товарищу, но не до такой еж степени! Он еще раза три подумает, от кого лучше ливать быстрее – от Воронов или от Стража-на-побегушках-всех-кого-не-лень-Кусланда.
- Кхм, сочувствую, я знал твоего главнокомандующего, когда он еще был зеленым Старжиком и тыкал всех порождений тьмы деревянным мечом.
Решив оставить душещипательную тему для обоих о всетрчи с Кусландом, Зев все же обратил внимание на то, что от них требовалось совершить на данный момент. Изи как раз высказывала свой план к действиям. Пылка бабенка, сразу берет кунари за рога и верхом на них прямо под очи Андрасте спешит.
- Считаешь, что твой храмовнеческая-блондинка-как-там-её, возьмет и выдаст сразу и брата-гнома и красный лириум? Изи, кажется ты переобщалась с хорошими людьми, которых хлебом не корми, дай побить себя в грудь и спасти всех несчастных и обездоленных. Нет, конечно, пошли в ваши Казематы, я хочу посмотреть как храмовники тебя выкидывают за шкирку от туда. Если что – я клятвенно обещаю поймать тебя и даже попробую удержать! Заметь, каким я стал благородным и порядочным.
Эльф замолчал, повернул голову в сторону и тут дверь комнатки где они были содрогнулось от удара, послышалась возня и все стихла.
- Простите, дверью ошиблись, не в ту кинули! – раздался басовитый голос через минуту. Снова грохот – похоже нужную дверь они все-таки нашли и запустили тело или снаряд по нужному адресу.
- Кхе, ну так вот, насколько я знаю, Клоака вся пронизана туннелями, к тому же там все про все знают – не хотите ли испытать счастье и понабраться слухов? Думаю  за несколько андрисам можно развязать любой язык. Кстати, вы же маги, может сделаете свое юду-муду и скажете где прячется и гном и ваш, так называемый, красный лириум? Не секрет, что вы его иногда хлебаете для поправления здоровья.
Прежде чем это сказать, Зевран бросил быстрый взгляд на Изи, мол, а возместят ли мне потмо мои убытки за такую говорливость? Пиратка знала какие похабные запасы будут у эльфа в случае возврата его кровно заработанных денюшек.[NIC]Зевран Аранай[/NIC][AVA]http://sa.uploads.ru/Y7wRM.png[/AVA]

10

[NIC]Мерриль[/NIC][AVA]http://sa.uploads.ru/yg2vT.png[/AVA]Почти у самого входа в жилище гнома Мерриль нагнал Андерс. Маг галантно, с точки зрения людей, придержал ей дверь. Мерриль так и не поняла зачем он так сделал, неужели Андерс думал, что она и дверь себе открыть не в состоянии? За столько лет жизни в Крикволле долийка так и не сумела понять всех людских порядков и обычаев, единственное что изменилось, так это то, что ей больше не нужен был моток веревки, который дал ей Варрик, чтобы найти свой дом. Как-нибудь потом, кстати, надо будет его гному вернуть.
Эльфийка прошла мимо Андерса, недоуменно на него покосившись и спрятав руки за спину. Не хватало еще, чтобы он увидел ее порезанную ладонь, сразу ведь поймет какой магией она недавно занималась и завалит ее упреками по этому поводу. Магичка до сих пор помнит, как он расстроился, узнав, что магии крови она обучилась, заключив сделку с демоном, а не просто случайно.
В комнате Варрика уже была Изабелла и какой-то эльф. Судя по отсутствию эльфийских татуировок на лице и вообще по его экипировке  - он был городским, не долиец. Мерриль внутренне заволновалась. Раз новое знакомство, то нужно опять постараться произвести хорошее впечатление и поменьше забалтываться, как это случилось при знакомстве с Хоуком.
Варрик представил двух магов эльфу, а затем и самого эльфа им двоим. Какой-то антиванский ворон по имени Зевран. Интересно, кто такие эти вороны? Ибо на ворона он в целом был не шибко похожим. Если в его группировке все похожи на него, то им бы подошло название Белые Галлы. Или если бы им хотелось выглядеть поопаснее, то - Древесные Вартераллы.
Но тут, в Крикволле, почти никто не мог придумать нормальное название своей группировке. Чего только стоят Кровавые Зубы. Гадость какая. Хотя раз ворон антиванский, значит он из Антивы, но видимо там тоже туго с интересными названиями. Может Мерриль этим зарабатывать? Придумывать интересные названия организациям?
Мерриль присела за стол, прислонив рядом посох. Почти сразу рядом выросла будто из-под земли Изабелла.
- Выглядишь бодро, котенок. Бродила в садах Наместника в тот момент, когда пришло письмо? И похоже там и порезалась об секатор главного садовника… Все не бросаешь свою затею? Шансы на то, что однажды ко мне играть в карты придет демон в твоем обличье, все возрастают?
- Нет, я была дома и пыталась починить Элувиан, но у меня снова ничего не вышло, и руку порезала я себе сама, - честно призналась Мерриль, не уловив юмора. - Этого не произойдет, у меня все под контролем. Никакого демона в зеркале нет, но я смогу восстановить часть эльфийской истории, если у меня получится его починить, - ответила эльфийка. Она уже давно всем это повторяет, но ее так никто и не понимает, кроме Хоука.
Магесса сжала руку в кулачок, пряча порез, и как только пиратка его заметила? Или Мерриль слишком часто ходит с изрезанными руками, что Изабелла всегда в первую очередь смотрит на них? В любом случае, это было странно, пиратка не так часто спрашивает ее о зеркале и о занятиях магией крови.
Тем временем, все стали обсуждать откуда же начать поиски Бартранда. Сначала высказалась пиратка, а затем и антиванец.
Повисло молчание и Мерриль решила тоже предложить свой вариант.
- Маловероятно, но если вдруг у вас осталось хоть пару капель его крови, хотя бы даже на той разграбленной повозке, то я смогу определить его точное местонахождение. Или тех, кто его похитил, если кровь была их. Так что предлагаю отправится сначала к месту стычки, там вероятнее всего можно найти чью-то кровь, - скромно предложила Мерриль, опустив глазки, - Я знаю, что вам не нравится эта магия, однако же мы сможем сэкономить время, если все увенчается успехом. Я полагаю, Бартранда нужно найти как можно скорее?

11

При напоминании о Кусланде глаза Андерса остекленели. Маг что-то прошипел себе под нос, что-то неразборчивое, неосознанное и кажется нецензурное. Меж лопатками пробежал холодок. «Андерс, у меня есть идея! Андерс, послушай, что я придумал! Андрес!.." Целитель содрогнулся от воспоминаний о бывшем начальнике. Огромные, просто нереально большие глаза, с восторгом смотрят на мага и в них горит чертова безумная ИДЕЯ. У Кусланда всегда была Идея, он сам состоял из всех этих Идей. И если было что-то, чего рекруты боялись в Башне Бдения, так это своего Командора. Дракона тот наверное тоже убил какой-нибудь идеей под зад.
Зевран - это имя патокой растекалось на языке, было чуть вяжущим и дразняще знакомым. Спутник Кусланда в его геройских приключениях, верно. При мысли о том, что вот этот вот очаровательный, полный жизни эльф больше года шарахался с бравым Командором по всем самым темным и мрачным закуткам и бывал там, где матки танцуют эротические шимми нижней частью тела и потрясывают жирными грудями...
Маг встряхнулся, пару раз мотнул головой, словно отгоняя дурные видения и сосредоточенно потер переносицу. Это простое движение чуть привело его в чувство, вытравливая те самые Идеи из воспоминаний. Впрочем, Андерс едва не прозевал речь очаровательной пиратки и поэтому ответил далеко не сразу, пытаясь припомнить о чем говорили в последнее время.
- Ничего о красном лириуме, походило на обычный треп, - чуть рассеянно произнес маг, сосредоточенно хмурясь, - кажется хартия опять что-то с кем-то не поделила. Но это не такое редкое явление и шума особо не было. Никаких следов крови, никаких одержимых кроме меня, и даже никаких порождений тьмы. Уверяю, Клоака все та же задница города - там вонь, болезни, отбросы - тишь и благодать в общем.
Маг картинно взмахивал руками, в нужные моменты добавлял в голос яда, даже трагически вздохнул разок. Просто взгляд наткнулся на бутылку со спиртным, которое Дух все еще не одобрял. Стало как-то особенно обидно и тоскливо. Словно Андерс крупно задолжал что-то миру и не отдал.
- Можешь обращаться ко мне в одном лице, если Справедливость выйдет поиграть - ты поймешь это сразу.
Усмешка у мага вышла кривая. Нехорошая. С долей горечи и злобы. Не такая редкая в последнее время. В душе что-то неприятно, болезненно скребнуло. Глупо было обижаться на Ревейни, глупо было ожидать другого отношения или так остро реагировать на шутки окружающих. Только ничего маг поделать не мог. Это Гаррет мог крепко сжать плечо и просто кивнуть. И это Сурана могла прикрыть его перед Ирвингом, пока он крал у того персики. Магу хотелось бы сказать, что он не собирается никому отрывать голову, но уже не был уверен в этом. Когда грань между шутками сотрется для него? Когда выдержка изменит ему? Что будет спусковым механизмом для клокочущей ненависти, что разорвет его на части, выпуская заточенное, сакральное, полыхающее безумным желанием - карать, разить, уничтожать?
Целитель прикрывает глаза и смягчает улыбку. Которая мгновением спустя стекает, исчезает с его лица. Магия крови. Опять. Гребаная магия крови! Нагрубив Изабелле, магу совсем не хочется сорваться еще и на Мерриль, хотя и стоило бы. Не говоря ни слова целитель стремительно, резко подходит к девушке, крепко хватая ее за запястье, едва не выворачивает руку, мужчина держит ее крепко, не позволяя вырваться и сосредоточенно рассматривает глубокий порез. Тонкие ниточки остаточного колдовства шибают прямо в нос, магия крови оставляет следы и целителя едва не мутит от этого, маг гневно шипит на андере пару крайне крепких слов и направляет целительную силу в ладошку эльфийки, стягивая края раны, очищая от любого возможного заражения. Как и всегда, магия созидания плохо сочетается с магией крови и порез зарастает неохотно и на простую царапину сил уходит столько, сколько уходило на двух тяжелобольных. Целитель послабей Андерса и того бы не сделал. Отступник довольно кивает, удостоверившись, что шрама не останется и выпускает руку долийки из почти болезненного захвата.
- Сколько еще будешь свою стекляшку восстанавливать? Чем и кем еще пожертвуешь? И когда нам ждать парад из демонов? - не выдерживает маг, строго смотря сверху вниз на Мерриль. В медово-карих глазах отступника разочарование и осуждение. Он никогда не поймет и не примет магию крови, просто потому что знает, знает какую за нее платят цену, как она корежит, постепенно меняет и как незаметно ты оступаешься в пути. Мерриль отнюдь не самый сильный маг из знакомых ему и воля ее не крепче прочих. Однажды, блуждая во тьме, этот ребенок совершит роковую ошибку. И Создатель сохрани ее, чтобы она не потеряла что-то дорогое, что-то, что хотела бы защитить.
- И не думай что я собираюсь тебя постоянно лечить. Это было в последний раз, - дежурно добавил маг. Прекрасно понимая, что не выдержит и опять сам рванется, как и всегда - залечивать, проверять, заботиться. Комплекс целителя налицо.

- По своим каналам я слышал только о том, что у хартии были проблемы с кем-то. Да и узнал это только потому что пришлось исцелять пару неприятных ранений. Но о лириуме они не говорили. Впрочем, мои связи не столь обширны как твои, о уважаемый гном, - криво улыбнулся маг. Вести о красном лириуме не радовали мага, он возможно сильнее прочих ощущал скверну исходящую от него, и лучше бы никогда не видел его, никогда. Проклятый, выжигающий, сводящий с ума, от него веяло властью, от него несло чем-то тошнотным, душило и жгло. В тот раз, впервые увидев этот лириум маг не понял что случилось и только когда Хоук коснулся статуэтки магу захотелось заорать и выбить ее из рук. Хорошо, что тогда эта чертовщина досталась не Гаррету; несмотря на то, что Бартранд был братом Варрика и как и любое живое существо, магу было жаль незадачливого предателя, но... Милосердие целителя было не безгранично, а эгоизм в нем всегда перевешивал, что уж кривить душой.
- Я не знаю куда стоит пойти для начала. Казематы и Клоака - не те места, куда можно так заявиться и найти ответы на свои вопросы. Хотя, постойте, мы обычно так и делаем, - маг вздохнул, - решайте что хотите, я на все согласен, кроме обнаженного дефиле по Нижнему городу, Изабелла! - шутливо нахмурился маг, пытаясь как-то разрядить обстановку. Вероятно не слишком удачно.

12

[NIC]Варрик Тетрас[/NIC][AVA]http://sa.uploads.ru/LBI5o.png[/AVA]Варрик приготовился слушать. Каждого здесь, кроме Зеврана, гном знал достаточное время, чтобы предположить кто что предложит. Он даже решил сделать ставочку, правда, в уме, и сам с собой.
Предложение Изабеллы было резонным. Если лириум - то лучше узнавать у храмовников. Или магов, добавил про себя Варрик. Ну, имелось ввиду, что это были мысли. Ведь Варрик не маг. Разве что волшебник очарования.
Собственно, из этого мог бы быть, если бы Мередит принимала посетителей. А добиться радушного приёма ночью от храмовников в Казематах трудновато. С другой стороны, ночью там можно было бы узнать о том, что творится в Казематах днём, а это - тоже польза. Правда, пока что сомнительная, но, тем не менее.. начинать все равно с чего-то придется? Варрик мысленно отыграл у себя одно очко - с Изабеллой он попал в точку.
Эльфу, кажется, кто-то испортил вечер. Памятуя о том, кто, собственно говоря, всех собрал, гном пришел к неудовлетворительному выводу, что причиной хандры Зеврана стал он. Что ж, бывает.
- Ну, не стоит, так не стоит, дружище, - более миролюбиво, чем в прошлый раз отозвался Варрик. Что не помешало ему шутливо нахмуриться в ответ на реплику Араная - Моя Бьянка - хорошая девочка, и ей претит такое аморальное предложение, как оргия на шестерых. Она предпочитает прямое свидание, тет-а-еблеттет.
Как ни странно, претендующий на пост души компании, который Варрик не собирался оставлять, Зевран выложил вполне здравые мысли. Отсутствие хорошего приема храмовников, скорее враждебная их настроенность к таким как они в ночное время суток, да и отсутствие излишней говорливости у Мередит - все это было верно.
Эльф предложил пошариться в Клоаке. Конечно, чего еще ожидать от столь изысканного и возвышенного народа. Мысль была действительно здравая, но Тетрас не спешил делать выводы - о Клоаке еще мог рассказать Андерс.
Так как Зевран был гному незнаком, то и никаких ставок Тетрас не делал. Пока счет в противостоянии Варрик - Варрик был 1:0.
Мерриль, слегка печальная после того, как каждый по разу прошелся над её порезом, коря ее на чем свет стоит. Варрик лишь пожал плечами. Редко встретишь людей, у которых есть странный, на первый взгляд, внутренний стрежень, который позволяет доводить дело конца, а не только лениво за него приниматься. Мировоззрение, религия, чувство собственной правоты - неважно, что из этого списка, или что-то еще - все это может образовать такой стержень, или его подобие. Гном любил подзарядить свой вральник на досуге, но он готов был признать, что его стержень еще не сформировался, и Варрик не знал, когда и как это произойдет. Но он ясно видел эту уверенность в Авелин, Фенрисе, Андерсе и Мерриль. Поначалу слабые, самостоятельные потуги, превратились в основу их жизни, их служения чему-либо, будь то закон, месть, справедливость или долг. И, конечно же, Хоук. Хоук, который, казалось, только и существовал чтобы заполнять пустые или опустевшие стержни. наверное, поэтому он и был лидером.
Сквозь эти размышления, Тетрас еле услышал что именно говорит Мерриль.
Варрик качнул головой:
- Бартранд был в целости и сохранности, когда возвращался в го..., - Варрик замер на полуслове, немного поерзал, устроившись поудобнее, и продолжил, - Но мы прекрасно помним, как Бартранд вел себя в последнее время. Вполне может быть, что он оставил раны кому-то из похитителей. Здравая идея. Спасибо, Маргаритка.
Варрик отыграл у Варрика одно очко. 1:1.
- Нет, - наверняка удивив всех, сообщил Тетрас. - Сразу искать Бартранда вряд ли имеет смысл. Он нужен им живым на протяжении долгого периода времени. Живым и невредимым. Скорее, страдать будут те, кто похитил его.
Больше всего Варрика удивлял Андерс. Он был какой-то смурной почти все то время после отплытия кунари. Блондинчик совершенно не изменил своим речам о свободе всех магов, но они стали звучать более обреченно, что несколько беспокоило гнома.
- Итак, - вслух начал подытоживать гном. - Последний раз Бартранда видели в Казематах, с сопровождающей его группой людей. Хартия с кем-то что-то не поделила, и у этой хартии от этого начались странные проблемы - значит, это не простая банда какая-то. В то же время, слухи о гноме-чудотворце пошли из Клоаки, но слухов оттуда о красном лириуме нет. У нас в теории есть кровь похитителей Бартранда, которую мы можем получить на Рваном Берегу. Интересно. Думаю, начать стоит с того, чтобы проверить дела Хартии в Клоаке, и постараться узнать, кто же еще умеет наступать ей на хвост, кроме Хоук. Все согласны?

13

[AVA]http://sa.uploads.ru/wXhq6.png[/AVA][NIC]Изабелла[/NIC]    Чириканье ворона вызвало во мне умильную улыбочку. Меня-то и выкинуть из Каземат? Эх, сколько лет общаемся, а он все не верит в мои способности? Или же просто боится с ходу нарваться на бяку-закаляку Мерредит, которая отвесит нежных люлей по его упругой заднице? Хм, даже странно. Экспериментировать с позами, где требуется чуть ли не искусство акробата не шугался. Да что там! Слышала, он рассказывал, как однажды согласился с двумя кунари одновременно, а на это требуется недюжая смелость! Но трястись перед командиршей храмовников?..  Ну ладно, пусть побудет благородным и порядочным ушастиком. Побудь мудрой женщиной, Изабелла, и не выдавай потайные страхи антиванцев. А то еще откажется со мной пить.
    — О и впрямь, твоя порядочность так…возросла, — мурлыкнула я этому засранцу в ответ и подмигнула. — Твое выросшее благородство как-то зависит от того, что ты стоишь рядом с Варриком?
    Я откинулась на спинку стула и начала покачиваться на его двух задних ножках. Так странно было собираться на это мероприятие без Хоука. Он, конечно, периодически интересовался нашим мнением, но чаще всего решения принимал именно он. От этого было даже немного не по себе сейчас сидеть и размышлять какие шаги для спасения Батранда надо принять в первую очередь. Уплыть в астрал под эти мысли мне не дала ушастая антиванская физиономия. Зевруля заканчивая монолог хитренько покосился в мою сторону, явно намекая на оплату его ценных и профессиональных советов. А в свою очередь кивнула на гнома, намекая к кому надо обратиться по этому вопросу. Варрик скупердяем не был, так что милому ушастику повезло.
    — Андерс, у тебя такие милые глаза, — живо откликнулась я на слова отступничка, продолжая слегка покачиваться на стуле. Рассуждать вслух про то, что недотрах бывает не только у девушек, я не стала. Не выспался товарищ, бывает. Раньше даже на очень тонкие шуточки он точно реагировал более спокойно. А теперь от этой кривой, нехорошей усмешечки хотелось отвернуться, встать в другой конец комнаты или вообще уйти. Будто только что в твою сторону оскалился Дух, деливший одно тело с магом, а вовсе не Андерс с его очаровательной и неповторимой улыбкой.
    Но бумерангом целительского недосыпа задело не только меня. С Мерриль я договорить толком и не успела. Девочка только ответила на мой вопрос, как Справедливость вышел поиграть. Побузить и поцелитильствовать. Зато после успешного лечения многострадальной ладошки Мерриль, высказались и остальные члены нашей группы. А потом и Варрик.
    И чего действительно не мог понять мой женский ум, так это какого дьявола морского всех наших мужиков тянуло в Клоаку? Вот чего им так не терпится войти в эту кирковольскую задниц… Аа… Вон оно что. Ну ладно, пристрастия Зеврана и Андерса я еще могу понять, но Варрик! Сколько восхитительных и трогательных слов я слышала в сторону Бьянки, а что теперь? Твоя прекрасная деревянная дама сейчас проливает горькие слезы, слыша, как ты предлагаешь всей нашей компании спуститься в глубины этой задни… клоаки то бишь.
    Нет, ну серьезно. Андерс только что сказал, что никаких слухов о красном лириуме не было. А хартия вечно делят между собой то одно, то другое. Не факт, что на этот раз именно Бартранда. Так почему бы не сделать, как посоветовало наше солнышко Мерриль, ибо спешу заметить, что ее предложение было самым ценным из всех произнесенных.
    Или мне просто не хотелось таскаться по чертовой Клоаке.
    — Ну раз так, предлагаю просто подождать, пока Бартранд им надоест и его отпустят. Может ему и деньжат отсыпят на дорожку, чтоб подобрал свои грот-брамселя и выметался к чертовой матери, — наконец пришла в себя я, после заявления Варрика.  Хрен пойми этих гномов. Такое впечатление, что наш великий рассказчик больше жаждет познакомить Бьянку с хартией сородичей, чем вернуть брата как можно скорее. А может и в этом есть доля истины.
    — В клоаку, так в клоаку, — вздохнула я, смиряясь с неизбежным. Жизнь и не по таким злачным местам кидала, а тут подбирается неплохая компания. — Кстати, Андерс, уверена, что Клоака еще не видела твоего восхитительного дефиле… Только вот не стоит ли в начале заглянуть к повозке, чтобы Мерриль взяла след?

14

Зевран насмешливо изогнул бровь на слова своей давней подруги. Эти милые пререкания были ему так знакомы, что даже вызывали ностальгию по старым временам их знакомства. Эх, как же ему не хватало этого за все путешествие с Кусландом – никто себе даже представить не мог. О, ну надо же ответить на колкость!
- Нет, я становлюсь таким благородным от присутствия здесь двух магов. Кстати, Изи ты не знаешь, они искрятся в момент совокупления? Мне экспериментаторы говорили, что маги в этот момент, когда их начинаешь начинают святиться как глаза храмовника если того оп голове ударили чем-то тяжелым. – он хмыкнул, окинул взглядом стол и уселся на него, так как стоять ему очень надоело, а сесть на коленочки к Изи ему не хотелось. Ворон перевел взгляд на гнома, его любящую уединение Бьянку и покачал головой.
Эльф заметил на себе проницательный взгляд эльфийки по имение Меррил. Обычно так смотрят на жука прежде чем поднести стеклышко и испепелить его ради эксперимента. Внутри Ворона все замерло и задрожало. Особенно ему не понравилось как у той загорелись глаза и на губах возникла улыбка. Она его проклинает что ли? Или желает обрасти перьями иулететь?
- Кхэм… - Зев решил отвлечься от эльфийки на гнома. - Начнем с того, что твоя красотка еще не пребывала устраивать групповуху или ты считаешь, что она своим болтом не проткнет сразу двух нерадивых бандюгана? – спросил ворони глянул скучающе на Варрика, беря того на банальное «слабо». – Вот я могу выстрелить так, что стрела прошьет двух людей сразу. – произнес он таким тоном, словно каждое утро только этим и занимался, а потом он снова глянул на мага и расплылся в улыбке. – Я даже спорю, что Анди своим фаэрболом убьет двух врагов, кстати, а почему я о них говорю? Потому что моя задница чувствует заварушку. Не думаю что твоего братика отдадут нам полюбовно и еще скажут спасибо, конечно если он не явлеться каким-нибудь демоном гнева. Думаю, тогда бы даже я его отдал и сказал бы еще «спасибо» за то, что вы его забираете. Но меньше слов, больше дела.
Зевран соскочил со стола и выхватил кинжал из-за спины. Его пальцы любовно огладили лезвие, словно это было копье или герань страсти. На подушечке большого пальца набухла капля крови и стекла вниз. Лезвие было заботливо наточено, а Ворон любил проверить оружие перед боем.
Он окинул присутствующих взглядом, подошел к магу и положил руки на плечи. В основном его выбор был обоснован тем, что неприятное морозящее чувство поселившееся внизу живота продолжало его посещать от одного взгляда на Мерильку и воспоминаний её задумчиво взгляда мага-экспериментатора. А то вдруг – еще реально заставит его перьями обрасти и научиться каркать. Святая Андрасте, да спасут твои трусики бедную душу Ворона!
- Изи, смотри не на его милые глазки, а на милые глазки твоего цветочка. – он указал кинжалом на эльфийку прежде чем спрятать его снова в ножны за плечом и улыбнулся. – Вперед, учтите, оплату я беру по часовую, чем дольше вы будите тут решать, тем больше денег я получу. А иначе…
Ворон замолк, сохраняя таинственную тишину, похлопал собственнически мага по плечу, круто развернулся и пошёл к двери, не успел он её открыть, как его чуть не смел какой-то пьяница, решивший снова поупражняться возле сей комнатушки но теперь не в метании приятеля в комнату, а в мордобое. Этот самый пьяница свалился к ногам эльфа, а тот застыл рядом с дверью и даже попытался её закрыть.
- Хе, нет, пожалуй я подожду вас, а то боюсь вы потеряетесь без меня. – самодовольно заключил эльф и кончик его уха едва дрогнул. Лицо этого пьяницы показалось ему знакомым настолько, что он вспомнил, что вообще забыл в этом городе  и что своя любимая шкура лучше смотреться на нем, а не на стен одного из Мастеров Воронов.
[NIC]Зевран Аранай[/NIC]
[AVA]http://sa.uploads.ru/Y7wRM.png[/AVA]

15

[NIC]Мерриль[/NIC][AVA]http://sa.uploads.ru/yg2vT.png[/AVA]Когда все внимание сконцентрировалось на долийке, Мерриль напряглась. Ей не нравилось быть в центре событий. Да и сейчас все снова ее упрекали, а если не упрекали, то взгляд их, в любом случае, был достаточно красноречив.
Магесса представила, будто она призвала каменный доспех и все неодобрительные взгляды отскакивают от его твердой поверхности в стороны. Она очень уж не любила споров и просто решила переждать. Рано или поздно они отвлекутся на чьи-нибудь слова и думать забудут о ее порезанной ладони.
Но все не так просто. Андерс вышел из себя. Последнее время с ним это происходило все чаще.
- Андерс! - слегка напугано пробормотала эльфийка. Ей показалось, что в его зрачках почти зажегся тот самый холодный огонек, что светит через его глаза всякий раз, когда он в бою призывает Справедливость.
- Сколько еще будешь свою стекляшку восстанавливать? Чем и кем еще пожертвуешь? И когда нам ждать парад из демонов? - отчитывал маг Мерриль. В этом плане, даже с Хранительницей было спорить в разы приятнее, чем оправдываться перед целителем.
Ей было что ответить. Много чего припомнить... Да вот хотя бы, как он чуть не убил магессу, которую минуту назад пытался защитить от сэра Алрика. И что же? Если бы не Хоук, так бы и убил ее.
Мерриль молчала, ей не хотелось спорить. Сколько уже таких упреков ей пришлось вытерпеть? Не только от него... С Хранительницей Меретари они ругались весь переход из Ферелдена к Расколотой горе. И вот как только она переселилась в эльфинаж, таким вот занудой стал Андерс.
Пытаясь справиться с обидой, она смотрела на стягивающийся порез.
- Я и не просила тебя меня лечить, - все-таки не удержавшись, буркнула долийка, когда Андерс ее выпустил.
На самом деле у них с Андерсом было куда больше общего, чем он думает. Он пытается защитить магов, будучи при этом одержимым, она пытается защитить свой клан, прибегая к магии крови. Почти равноценно, и он не без греха.
Как ни странно, но Изабелла и отчасти Варрик прислушались к ее совету. Это внушало некоторое облегчение. Уж очень долийка порой боялась взболтнуть что-нибудь глупое.
Больше она решила ничего не предлагать. Видимо, конечный ответ был за Варриком. Куда он их поведет сначала? В Клоаку или к повозке за кровью.

16

Маг подавил раздраженный вопль Духа и не стал светиться. Маг только ехидно улыбнулся, осмотрев эльфа с хитрыми огоньками в глазах. «О, да! Если бы я неожиданно начал светиться в такой интересный момент, мне было бы искренне жаль того, кто оказался бы в одной постеле с Джастисом». Попытка представить эту ситуацию - была не самым разумным решением. Целитель почувствовал как клокочет в груди, как стягивает ее спазмом, как напрягается все тело...
- О да, мы, маги, можем светиться в этот момент, при определенных условиях, - Андерс откровенно заржал. Хохоча, целитель чуть запрокидывал голову назад и долго не мог успокоиться. Кое-как придя в себя отступник принялся утирать тыльной стороной ладони непроизвольно выступившие слезы, он не смеялся черт его знает сколько времени. Может с тех пор как Гаррет уделал Аришока? Или когда умерла госпожа Лиандра. Или когда едва не убил ту девчонку? Хвала Создателю, мысли об этом не задержались надолго в его голове, не вцепились клещами как обычно, не вывернули опять его наизнанку, болезненно корежа, терзая, заставляя терять разум. Последние его остатки. Впрочем, смех все же окончательно оборвался, маг продолжал скалится и чуть тряс головой, но больне не рвался на нервно-истерическое хихиканье. Все еще весело пофыркивая, целитель старался не представлять в красках, какой бы шок испытал несчастный, окажись в одной постеле с Духом. На задворках сознания вспыхнуло глухое раздражение и обида. Целитель сосредоточенно нахмурился, с силой потер переносицу. Не его. Отстранится. Не думать. Спустя несколько мгновений чужие эмоции отпустили его, отступили куда-то и полностью исчезли.
Отступник только закатил глаза, услышав ворчание долийки, надрать бы ей уши, чтобы не вляпалась в то же дерьмо, что и сам маг. Не то, чтобы со своей одержимостью он был безгрешен и чист. Но двигало им желание так же - помочь. И вот во что оно вылилось. Целитель иногда завидовал этому ребенку, остроухая всегда могла перестать использовать магию крови, всегда могла попробовать найти другие пути, отправиться за ними, искать, узнавать и постигать. И в этом не было ничего плохого. Но не делала этого. Мага вечно в преследовало чувство опасности, однажды Мерриль может отчаяться и кого оно возложит на алтарь? А кто сам шагнет? Может быть Гаррет? Их дурной язвительный командир, который считал, что быть в каждой бочке - затычкой, это его прямая обязанность. От этих мыслей стало муторно и душно, магу как-то резко стало мало воздуха, а потолок будто опустился на метр-другой вниз, буквально придавливая его. Сквозь туман маг услышал голос Изабеллы. Простой путь. Простые чары. Простое и легкое действие...
- Клоака и Нидний уже видели это дефиле, твоими же стараниями, - раздраженно буркнул маг, - сядешь сыграть с тобой в карты, а утром проснешься без подштанников и с гудящей головой. Раза хватило. Спасибо.
Растрепанная грива, перья на куртке яростно топорщаться, сердитый вид. О, да! Само воплощение обиды, а взгляд полон укора. Только уголки губ таят ехидную улыбочку. Впрочем, хранят всего момент, пока пиратка не продолжает свою речь...
- ...Возьмет след? Магия крови? Опять? - в голосе целителя прозвучали те самые, опасные, злые нотки. Это не было гласом Духа, это не было влиянием справедливости. Это была его, Андерса, холодная, злобная ярость. Но, кто будет слушать его, глупого одержимого? Пока в жопу не ужалят - не поймут. Андерец отвел взгляд в сторону, толку рычать и кричать. Может быть Гаррет и решил бы найти другой путь, но сейчас и здесь компания из тех, кто всегда шел легким. И он, Андерс - не исключение. Хоук бы точно не позволил. Не позволил бы их маленькой Мерриль резать себе ладошки там, где можно попытаться найти другой путь. Не из ненависти к магии крови, а из заботы к этой мелкой долийке. И так было с каждым из них. «Да, командир, без тебя сложновато», - маг почти успокоился, сейчас не хватало едких шуток, извиняющейся улыбки и того, как Гаррет широко разводит руками, недоуменно пожимая плечами. «Нет выхода? Ну, вход нашли, значит будет выход». Что же, остается надеяться, что Хоук был прав.
- Я Андерс, - для видимости строго поправил маг, но губы неожиданно, против воли самого целителя, растянулись в улыбку, и как бы он себя не пытался одергивать - это не помогало. Несносный остроухий кого-то упрямо ему напоминал, но целитель никак не мог вспомнить, кого же.
- И не двух, а пятерых стоящих не сильно далеко друг от друга противников, - голос мага приобрел те самые старые, чуть занудные нотки, которые он волей-неволей перенял у своей наставницы, Винн, но вместе с тем глаза его горели азартом, - в узких замкнутых пространствах где много легковоспламеняющихся предметов - применять огненный шар не рекомендуется, но в тесных улочках, если успеть до того как мои доблестные друзья ворвутся в гущу врагов, я успею накрыть их до того, как кто-либо до них добежит, - нос Андерс кажется визуально стал еще больше под конец этой речи, целитель самодовольно скалился и вообще имел на редкость неприятную физиономию полную довольства жизнью. Но в следующий миг андерец напряженно замер. Он не любил когда к нему лишний раз прикасались посторонние. Тем более стояли за спиной с холодным оружием. Впрочем, прикосновения были достаточно легкими, деликатными и не вызывали привычного ощущения натянутой пружины, которая только и ждет, чтобы сорваться и затопив мир синим - вырваться на свободу.
Звуки пьяной драки заставили мага поморщиться. Он хотел было что-то сказать на прощание блондину, но тот как-то подозрительно резво вернулся. Интуиция поскреблась в дверцу и обвиняюще ткнула пальцем в остроухого. Целитель ее проигнорировал. Пока что. Смысла в подозрениях не было, тем более что тут явно что-то личное, а если личное - это точно не то, куда ему стоило бы совать свой нос.
- Может кинем напишем на бумажках места и перемешаем их с пустыми. Будем тянуть их до тех пор, пока не выпадет с названием места куда мы должны пойти? Иначе это никогда не закончится, ибо чуткого руководства и направляющего пинка ожидать не приходится, - маг присел на стул и чуть прикрыл глаза. Жутко хотелось пить. Простой, чистой, родниковой воды. Целитель облизнул пересохшие губы, вспоминая горную речку возле Хайевера. Хотя, какая там речка, так, родничок, но он стал когда-то для мага спасением, когда загнанный беглец наткнулся на него и сумел напиться и наполнить фляги. Никогда до и после - маг не пил ничего вкуснее той воды.
Хотелось пить.
Хотелось домой.
Хотелось обнять кота.
И чтобы Справедливость перестал, черт побери, трахать мозги на тему малодушия, бездарно потраченного времени и с чистой совестью украсть у Хоука те чудесные булочки с корицей и сахаром. Гаррет ведь не будет сильно возражать?.. Ох, Андерс очень надеялся на это.

17

У меня очень дурацкое чувство. Будто я упустил что-то очень важное. - поделился Варрик странной мыслью, которая уже некоторое время витала у него на задворках разума. - Это всё пока не кажется связанным. Покидать город и искать повозку мы сейчас не будем - ночью мы и сами станем отличной мишенью. От храмовников на дежурстве мы не добьемся многого. А от разбуженных - и того меньше. Если кто еще подаст идею, как это сделать, я, конечно послушаю.
Варрик немного помолчал. После слов остроухого он передал тому один из заготовленных позвякивающих мешочков, бросив ему при этом:
- Плату вперёд любят требовать неумелые глупцы или прожженные профессионалы. Понадеюсь на рекомендацию Ривейнки.
Блондинчик может быть доволен. За ночь и вся повозка, и предполагаемая кровь могут куда-то деться.
- Ты прав, - вслух согласился гном. - Мы теряем время, даже не подозревая о тех запасах, которые у нас есть. Но трюка с бумажками мы делать тоже не будем. Мне жаль мой пергамент. Отправляемся в Клоаку, в Хартию.
Сам Варрик был давно готов. Бьянка верно покоилась за спиной; гном даже не замечал как временами, обводя глазами собеседников, он часто скашивал взгляд и на нее, будто обращаясь и к ней тоже. Впрочем, почему "будто"?
Дав время всем на встать, поразминать ножки, потоптаться, попрыгать, почесать уши и поправить пряди, Варрик махнул рукой, мол, двигайтесь. Сам Тетрас шел последним - двери то закрывать кто будет? Чай, не в лифте родились!

=======================================================================================

Путешествие по ночному Нижнему Городу выдалось на редкость спокойным. То ли им повезло не нарваться ни на одну банду, то ли и они притихли по неизвестной пока причине. Тетрас с сомнением поглядывал на Мерриль, которая шла легким прогулочным шагом. И как все-таки она ухитряется ходить босиком?
В Клоаке тоже было все чисто. В определенном смысле. В смысле - ни души, кроме самой странной компании на весь Киркволл. А так - повсюду кучи мусора, дерьмо, отложенное не по месту назначения, насекомые, и еще куча разных компонентов, из которых и появилось, собственно, название - Клоака. Тетрас в очередной раз посочувствовал Маргаритке, а заодно и Андерсу, который здесь живет, скрывается и трудится в поте лица. Действительно - сюда храмовники просто побрезгую заходить, а у отступника наверняка найдется парочка дешевых фокусов, чтобы усилить впечатление от происходящего вокруг хаоса. Особенно днём. Умно.
Гном и радовался и сторожился такого странного отсутствия людей. А еще больше ему не понравилось отсутствие зазывалы Хартии у люка.
- Может, ночью некого зазывать, вот никого и нет? - неуверенно предположил Варрик. Он сам не совсем был уверен в своих словах - зазывала должен был быть еще и дозорным. Группа окружила люк в потайное логово Хартии. Конечно, они бывали там несколько раз, но в этот раз внезапно врываться как то не хотелось. Варрик опять почувствовал что-то странное. Ощущение от столкновения с чем-то странным, непонятным и опасным. Как тогда, когда увидел этого проклятого идола из красного лириума.
Прогоняя наваждение, гном сильно постучал ногой в люк, не беспокоясь о его прочности, приговаривая при этом:
- Сова, открывай! Медведь пришел.
Гном не был уверен, что за пару недель Хартия не сменила пароль для запуска внутрь, но попробовать стоило.[NIC]Варрик Тетрас[/NIC][AVA]http://sa.uploads.ru/LBI5o.png[/AVA]

Отредактировано Адня (2015-01-18 16:15:42)

18

[AVA]http://sa.uploads.ru/wXhq6.png[/AVA][NIC]Изабелла[/NIC]    Не смотря на все мои старания и усилия, мы все-таки поперлись в самую задницу Кирквола. Я с печальным вздохом обвела глазами "Висельник" и вышла за остальными наружу, прикрыв за собой дверь. Из отвлекающих факторов по дороге до Клоаки только я и Зевран. Мы с эльфом приложили все усилия, чтобы наша компания свернула в бордель, раз Батранда искать не к спеху. Зев при этом хитро улыбался, напоминал про часовую оплату своего труда, но больше нас никто не поддержал. Вредины вредные. Гном отмазался ревнивой Бьянкой,  Мерриль… гхм, ну Мерриль даже мне стыдно было предлагать подобное, а вот с Андерсом мы завели интригующий нас с эльфом разговор по поводу магов, светящихся в определенные моменты. Чую именно из-за этих разговоров на нас этой ночью не напал ни один псих.
    — Может, испугались светящихся магов? — хихикнула я на вопрос Варрика, хотя тишина начинала и мне действовать на нервы. Но я пока решила, что все это беспокойство из-за отсутствия Хоука. Просто не смотря на все его приколы с Гарретом как-то спокойнее… А вот тишина по ходу дела бесила не одну меня, ибо Варрик дружелюбно постучался к хартийцам. Ногой. Со всей дури.
    Те не открывали. Наверное, обиделись. И даже на свой пароль отзываться не хотели, чурки невоспитанные. Варрик тут старается, чудеса коммуникабельности проявляет, а они? Я, утешающее похлопав гнома по плечу, скользнула к дверце поближе.
    — Закрыто. Тихий час у ребят, может, будить не будем и все-таки в "Цветущую Розу", а? — лица сопартийцев заставили меня еще раз страдальчески вздохнуть и вытащить из-за голенища сапога отмычку. Эх, вот бы сундучок с реликвией открывался так же просто, как этот люк! Иногда мое любопытство просто житья не дает.
    Помучавшись какое-то время с замком, я наконец-то услышала характерный щелчок и, довольно улыбнувшись, убрала инструменты взлома обратно. Закрытая ранее дверь теперь дразнила мое любопытство, хотя явно ничего особо шокирующего там наверняка не было. Я потянула дверцу люка на себя, и она легко поддалась, приветственно скрипнув. В нос ударил затхлый запах.
    — Что, на этот раз дамы вперед? — я повернула голову к спутникам. Встревоженных окриков типа "Нет, Изабеллочка, не стоит! Сохрани свою прекрасную тушку для художников и поэтов, чтобы воспели они тебя в прекрасных балладах" я не дождалась, посему, кинув суровый взгляд на Зеврана, ну мол, хоть ты совесть поимей и подстрахуй, если что, ловко спустилась вниз.  Перестраховавшись, маскируюсь становясь почти невидимой, и прохожу чуть дальше. Хм… А вот и дозорный-зазывала бездыханной тушкой загораживает узкий проход. Ни шума, ни звуков чужого голоса, ничего.
    — Ээй, медведи! Тащите сюда свои задницы, тухло тут, как у Авелин в казарме, — сообщив остальным столь радостную весть, я сняла маскировку и двинулась дальше. Буквально через пять шагов туннель расширялся, образовывая полукруглое помещение, освещенное чадящими факелами на стенах и заполненное ящиками и мешками. Так вот в центре лежали дюжины две хартийцев с раскроенными черепами, вспоротыми животами и перерезанными глотками. А в самом центре всего этого безобразия сидела птица. Огромная белоснежная полярная сова выглядела мягко говоря странно и нелепо для такого места.
    — Хей, сова-сова.. Чего ж ты не открыла?.. И что это у тебя там за игрушка? — прищурилась я, высматривая предмет в когтях птицы. Что-то ярко-красное переливалось в свете факелов и заинтересовало птичку так, что она даже не отреагировала на мой голос.

19

[NIC]Зевран[/NIC]Зевран никак не ожидал, что все решат послушать его. Он вообще ляпнул это просто так, чтобы было что сказать, конечно же вообще бандиты могли ошиваться тут. Все темные личности в виде бомжей нищих и… еще бомжей только и делали, что обитали тут, так что среди них могли попасться вполне себе приличные бандиты, который уж точно не похищали гнома и не отправляли его в какие-то казематы. И вместо того, чтобы навостриться туда куда нужно, эта вся честная компания послушалась не пиратку, а его, Зеврана. Пусть теперь баба знает, что он авторитетнее на суще, нежели там всякие эльфы маги-крови и сисятые Изабелки. Баба только в постели может командовать и перед детьми распинаться, а не давать дельные советы куда им идти! 
Они покинули таверну. Напоминание про оплату была только из вредности и то под предлогом, что может они передумают и не потащат эльфа с собой и лучше было бы им свернуть в бордель, вот. Ворон как раз подумал, что Бьянка вполне могла пережить одну измену, а то мужик без измены – это не мужик вовсе, а безбородый гном.
А вот и нужное место. Нда, навернео этот гном всех в клоаке перебудил своим баханьем по двери. А может стоило им лучше под нее просунуть письмецо с приглашением откушать яду? Мигом бы дверь открыли они. 
- Ну, я насмотрелся на красоты сего места, поэтому, может, пойдем в казематы? – как бы невзначай спросил Эльф, потягивая до хруста в суставах и прикрыл ладонью зевок. – Скучно тут и не интересно и еще чем-то тухлым несет из воды.
Изи вон тоже изнывает от скуки, да вот её никто не слушает. Зевран тоже был всеми встающими частями тела за «Розу». Но вот дверь была открыта и эльф, со вздохом последовал следом за своим давним товарищем. Все же терять её не хотелось, а больше мужчин, вызвавшихся идти вперед не было.
Зев вздохнул и, закрыв рукой нос, последовал вниз за своей пираткой. Руку эльф сжал на колбочке с дымом, если вдруг придется уносить ноги. Он задумчиво прищелкнул языком, перешагнув через труп и схватил Изи за плечо.
- Подожди, там ловушка. – произнес он, увидев перетянутую леску, едва мерцающую в тусклом свете. Если не знати, что она там, то можно было бы и не заметить, но Зевран был бы не Зевран, если бы такое не заметил.  Он быстро потеснил девушку в сторону и присел перед веревкой. Её концы уходили прямо в стену и никакого спускного механизма не было только с правой стороны были видны какие-то шестеренки. Эльф быстро стал возиться с механизмом, обезвреживая, но тут его доспех ципанул эту самую натянутую леску и та оборвалась прежде, чем последняя был совершен последний штрих. Послышался свист, словно кто-то рядом выпустил стрелу и все стихло. На губах Зева застыло так и не произнесённое «упс». Ловушка не активировалась, вообще ничего не произошло. Он пожал плечами, подумав, что се же успел обезвредить что-то, хотя внутренний голос подсказывал об обратном.
Снова опустив ладошку на то самое нужно в данный момент вещество в бутылочке, он вошел в комнату.
- Что это за сова такая? Смотри как зенки вылупила, Лелиана пользуется воронами на е какими-то Зюзями. – эх, а я говорил, что нужно было слушать Изабеллу и идти в казематы. – точнее, Зев этого не говорил, но он надеялся, что все послушают бабу, а не его и вообще, он тут прячется только от собратьев!
Антиванский ворон обернулся, осматриваясь, увидел как следом зашел Андерс, а за ним в дверях застыла Меилька. Вот только их целитель не видел никаких сов, внезапно повеяло холодом и со спины его окрикнул грубый голос:
- Отступник! Схватит его! – рявкнул храмовник. Он был один, в полном облачение, сжимал в руках меч и щит, но даже один храмовник способен был отловить беглого мага. – Мы засунем тебя в такое глубоко подземелье, Андерс, из которого ты не выберешься, а твой дружок-любовник будет носить тебе похлебку, сваренную из твоей рыжей крысы! – гаркнул рыцарь и оскалился.
Зевран же за спиной Андерса никакого рыцаря не видел, а только босоногую долийку.


Вы здесь » Поваренная книга » Упорьки » Тиха криквольская ночь, но Бартранда лучше перепрятать