Поваренная книга

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Поваренная книга » Упорьки » В вечерней тени зазвенят соловьев голоса...


В вечерней тени зазвенят соловьев голоса...

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Участники: Zevran Arainai, Anders
Место: Киркволл - Лечебница Андерса в Клоаке - Вольный берег
Время: 9:37 Дракона. После победы над Мередит
Погодные условия: Пасмурно, надвигается дождь.
Сюжет: После того, как Зевран пришел на помощь Хоук в битве с Мередит, он был серьезно ранен в голову. Добродушный целитель, оставив товарищей с менее серьезными ранами и отправился помогать остроухому в свою лечебницу, а дальше вы увидите, прочитав сие повествование.

http://sb.uploads.ru/6vE5S.jpg

2

[NIC]Зевран[/NIC][STA]Нашелся. Мой грузовик![/STA][AVA]http://se.uploads.ru/S6z3G.png[/AVA]Голова взорвалась тупой болью, отдающейся звоном в ушах. С трудом могу приоткрыть глаза, смахнув заливающую их кровь и увидеть, как статуя, недавно отправившая меня в такой замечательный полет рассыпается составными деталями. Темнота вновь затопляет сознание. Это что? Тень? Жаль, мне бы не хотелось снова попадать в пучину её лжи и коварства, с глумливыми демонами, что так ловко воруют мечты и воспоминания.
Следующее что мне помнится, это как слышится женский крик, наполненный мукой боли. Вновь приоткрываю глаза, пытаясь сфокусировать взгляд на картинке. Оп-па, какая милая статуя-то тут находится. И чего все вокруг нее торчат? Пальчиком бы потыкали в надежде не оживет ли? Ох-хо-хо, кажется я перебрал с вином. Всегда знал, что в поило в «Висильнике» добавляют что-то покрепче, чем я заказывал. Кхм, а что это у меня перед носом мантия мелькает? Фр, еще и с мехом. Нос аж чешется от такого. Хе-хе, я не заказывал шлюху с мантией или это у них новая мода такая? За что только деньги свои получают?
Мх, а у нее достаточно сильные руки. Да, да туда… Ох нет, только не голову! И почему я себя сейчас чествую хуже трупа? Если это и правда Тень, то демоны неправильные какие-то. Ни тебе красивых девочек, ни на худой конец Воронов, которые будут вновь меня на дыбе растягивать... Braska! Полегче! Меня же сейчас укачает! Не надо меня поднимать...
От заливающей глаза крови. Некоторые пряди прилипли ко лбу. Лишая зрения. Попытки смахнуть их привели только к усиливающейся головной боли. Похоже это не тень, так паршиво может быть только при жизни. Не знаю каким чудом, но мне удается стряхнуть волосы с глаз и увидеть того, кто меня буквально тащит на себе. О, Блондинчик, не ожидал, честно!
Андерс, забавно пыхтя спускал меня в нижний город. Клоаку. В нос тут же ударил запах вони, подействовавший на меня не хуже ведра холодной воды.  Сразу же головная боль отошла на второй план. Это тебе не районы знати, где дышится легко и свободно, тут от запаха испражнений хочется помереть.
- Пу…сти… - удается выговорить, но мой голос малек охрип и кажется, это я скорее подумал, нежели сказать, поскольку на мои слова не прореагировали. Чтобы так сильно не налегать на целителя… О, точно, он ведь целитель, так вот куда меня тащат. Так, кхм. Отвлекся. Так вот, чтобы не налгать на него всем своим весом, едва пробую перебирать ногами. Такое чувство, что они и не мои даже, словно чужие. Так странно, я еще никогда не был так серьезно ранен, чтобы не смог уйти и зализать где-то раны.
После моих потуг хоть как-то облегчить магу жизнь, он заметно приободрился, ускорил шаг, хотя на лбу и блестели капельки пота. Чем глубже мы забирались в Клоаку, тем невыносимее становилось дышать. Даже мои попытки дышать через раз не приводили ни к какому улучшению, поэтому я в наглую уткнулся в мех на мантии Андерса. Ммм, а от него довольно вкусно пахнет. Такой запах интересный. Конечно, это тоже не спасло от запаха нижнего города, но по крайне мере я смог дышать, не испытывая тошнотворных позывов.
А вот и лечебница. Моя несчастная тушка была сгружена на пропитанной кровью стол. За время путешествия, я успел прийти в себя и не закрывать глаза от каждого невольного движения. Ибо от всего этого виски сжимало стальными тисками.
- Ммм! - демонстративно мычу, напоминая целителю, чтобы прекратил там копошиться и вернулся сюда. В нос снова ударил тошнотворный запах, но здесь он был смешан с запахом трав и припарок. Не так уж и плохо, по крайне мере ртом дышать можно через раз.

3

[NIC]Андерс[/NIC][STA]Кто сказал "мяу"?[/STA][AVA]http://sa.uploads.ru/vNMfW.png[/AVA]Если ты единожды встал на путь Целителя, то никогда с него не сойдешь, даже в самые опасные моменты битвы, когда Джастис брал контроль, чтобы прикрывать товарищей - он столь же стремительно уходил прочь. Пока только Андерс едва не оказался разможжен одной из небольших статуй. Вот тогда-то Дух немного озверел, когда плитка в метре от него брызнула крошевом, жаля и впиваясь в недостаточно плотную мантию мага. То, что Джастис в порыве праведного негодования сотворил со статуей, было конечно великолепно, но целитель отвлекся на врага и потерял контроль над командой. Возле обломков статуи лежал давнишний их знакомец, раны эльфа были откровенно паршивыми и сейчас Андерс был не в состоянии помочь ему. Более того, он не знал как помочь остальным.
Так бывает, когда ты выложишься до дна. Целитель не в силах был поддерживать множественные ауры и исцелять товарищей раз за разом, попутно умудряясь устраивать забег с препятствиями от чересчур общительных статуй рабов. У оживших гигантских фигур была та же нежная и трепетная привязанность, что связывала мага и Фенриса. И все же это был предел Андерса, он был пуст как глухой пересохший колодец, ощущал себя - так же. Все еще на ногах он был только благодаря Джастису, Дух был связан с Тенью напрямую и эта связь оставляла какие-то капли на дне, которые сам маг заливал лириумом склянка за склянкой, от это гортань жгло огнем и казалось, что все изнутри разъело ко всем демонам; а мерзостный, чуть металлический привкус во рту, вызывал рвотные рефлексы.
Еще одно зелье - и маг убьет сам себя передозировкой, он и так умудрился делать все на грани, в равной степени исцеляя и поддерживая людей слишком могущественными для него заклинаниями, он умудрялся раз за разом ставить несколько бурь и разбивать мелкие из статуй, и теперь у него на руках раненый, что истекает кровью, а маг не в силах использовать свой дар по предназначению.
Бывшего Стража шатало, пока все любовались самоубившейся Мередит, маг досадливо сплюнул и подхватил неожиданно тяжеленного эльфа, шатаясь направившись в клинику. Это было одной из самых конченных идей, что приходили целителю за его жизнь, самоубийственная и бестолковая затея, но других вариантов маг не видел. Оставлять умирать кого-то, особенно, если этот кто-то только что прикрывал шкуру самого мага - Андерс не мог.
Клоака встретила гостей все той же зловонией, к которой невозможно привыкнуть даже годы спустя, плутая по узким, кишкообразным переходам, прячась от возможных мелких недружелюбных владельцев всего колюще-режущего, и отличающихся откровенно разбойным видом деятельности, маг все же дотащил почти отключающегося эльфа до лечебницы. Тратить силы и воздух на разговоры - не хотелось. Мага и самого мутило и качало из стороны в сторону, словно он оказался на борту корабля.
Подогреть воду, достать материал для перебинтоваки, осторожно смыть кровь, как всегда - все на автомате. Отбросить в дальний угол окровавленные тряпки, сил на уборку всего этого - не было. Храмовники могли нагрянуть в любой момент, хоть целителя в клоаке прикрывали все, кто только мог, сейчас могло оказаться совсем иначе.
Андерс перерыл все немногочисленные шкафы в поисках лириумных зелий, и нашел их под кроватью, в специальной коробке. Выругавшись на андре, полным смачных выражений, описывающих всю глубину проблемы и дерьмовость ситуации, маг пристроил склянки на столе. Целитель пил. Жадно пил из кадки, пытаясь прогнуть лириумный привкус и заставить организм быстрее выводить из тела ядовитое зелье. Зеврану требовалось исцеление, может маг и сумел сейчас удержать подопечного от слишком ранней встречи с Создателем, внутренние повреждения были сильнее внешних, уж на простую сеть диагностических чар мага хватило. Должно было хватить и на исцеление.
Все, что мол сделать маг - напоить эльфа сильным снотворным отваром, самое важное - зафиксировать пострадавшего, чтобы тот не сделал сам себе хуже, неловко повернувшись или дернувшись от боли. И поджимало время. Маг должен был бежать, его совершенно не грела мысль о том, что теперь он попадется храмовникам. Андерс был готов умереть от руки Хоук, это было бы справедливом воздаянием за его предательство, Андерс был так же готов погибнуть в сражении, борясь за то, во что верил, но не загнанным в угол, обессилившим и совершенно беззащитным. Да еще и с пациентом, которого не сумел бы спасти. Пока организм готовился к новой порции отравы, сам одержимый выстраивал баррикады перед дверью, просто на всякий случай.
Спустя небольшую передышку и литра три воды, на пару с укрепляющими настоями, резервы начали восстанавливаться. На свой страх и риск, Андерс отважился выпить еще одну склянку с лириумом, маленькую, тонкую, самую небольшую из всех и едва не выблевал ее. Зажимая руками рот и давясь, маг все же проглотил все, его желудок и весь пищевод - горели огнем, кишки казалось закрутились в морской узел, но теперь у целителя могло хватить сил на еще одно заклинание.
Привычно направить силу, отдаться без остатка этому занятию, искать повреждения и залатывать раны, капля за каплей вливать в ослабшее тело - свои силы. Андерс был хорошим целителем, и отдавал всего себя без остатка - каждый раз. Когда диагностическое заклинание не выявило ничего, кроме обезвоживания, не столь опасного, являвшимся следствием исцеляющих чар, заставивших так же и организм эльфа бросить все силы на регенерацию, только после этого - маг обессиленно упал на свою раздолбанную кровать.
Он подумает обо всем - после. И о том, что выжил и том, что делать, так же как и том - куда бежать. Сейчас маг просто был мертвецки устал, до такой степени, что отключился как только голова коснулась небольшой, украшенной вышивкой, подушки, небольшой подарок матери, все, что у мага осталось от семьи, то немного, что осталось от него самого. Пока же, Андерс просто спал.

4

[NIC]Зевран[/NIC][STA]Нашелся. Мой грузовик![/STA][AVA]http://se.uploads.ru/S6z3G.png[/AVA]Я не знаю, сколько провалялся в таком беспомощном состояние. Целитель… Этот Андерс что-то сделал, но по крайней мере глаза больше не стремились закрыться сразу же, даже толком не сфокусировавшись на той точке, куда был устремлен взор. Горло саднило так, точно я не пил несколько дней, а во рту царила настоящая пустыня. Попытался облизать губы, но даже слюны на это не хватило, поэтому пришлось подняться с кряхтением. Первая попытка встать чуть не окончилась моим падением. Не рассчитал, что место, где покоилось моя бренная тушка будет настолько узеньким.
Уф, мне нужна передышка. Через какое-то время, через огромное усилие, я все же сумел заставить тело подняться. Было стойкое ощущение, что оно чье-то чужое, так заторможено вело себя.
Под сапогом что-то хрустнуло. Оказалось это какой-то мелкой склянкой. Хорошо, что внутри не было, кто знает что за зелье могло быть в этой склянке? Покачиваясь, я все же кое-как осмотрел комнату. На глаза попалась вода… Вода! О, мое спасение! Я даже не помню как оказался возле спасительной влаге, буквально рухнул перед ней на колени. Зачерпывая в ладонью мокрую воду и жадно глотая мутную воду с кислым привкусом. После второго глотка, желудок свернулся внутри в комок, съеживаясь от того, что в него попадает непонятное вещество. Не знаю что уж это за вода и какой она свежести, но по крайне мере пить можно. Если помирать, так уж напившись. Эх, живем! Теперь мне все по плечу, можете снова подавать оживающие статуи!
Медленно поднимаюсь, окинув взглядом лечебницу. Пусто, хотя нет. Стоп .не пусто. Вот же он. Валяется без сознания или просто спит? Стараясь ступать осторожно по скрипучим половицам, буквально подкрадываюсь к целителю, точно кошка к крынке сметаны. Вижу как его грудь равномерно поднимается, на лбу выступили капли пота. Рыже волосы выбились из хвостика и теперь прилипли к влажной от пота коже.
Кхм, а я ведь как-то не подумал. Этого целителя наверняка будут искать. Не важно, что он помог герою Кирквола избавиться от психованной бабенке. Для них всех он будет тем, кто взорвал их обожаемую и великою Церковь. День или даже меньше, и храмовники отойдут от произошедшего и пойдут загонять магов обратно в Круг. Сейчас здесь нет первого чародея. некому будет защищать высвободившийся молодняк, а первыми храмовники заявятся именно в эту провонявшую лечебницу и попробуют выудить виновника произошедшего.
Пальцы невесомо касаются небритого подбородок, оглаживают слишком худое и измученное лицо, останавливаются на губах. Кожа слишком горячая, точно у него жар от усталости. Это не мое дело, я уже помог им за услугу, больше мне здесь нечего делать. Убираю руку и делаю шаг назад. Виски ноют, но больше нет той невыносимой боли. Скорее  ноют из-за спешно забинтованной на голове повязке, ибо слишком старательно её замотал этот горе-целитель. Взглядом я печально окидываю лечебницу. Здесь он спасал жизни нищим, не брезговал. Тут натыкаюсь на коробку со светящимися зельями.
Подхожу и беру в руки один пузырек, Лириумное зелье. Оно же точно яд, не слишком от него хорошо, но силой подержать может. Черт, да что я делаю? Помогаю этому взбредавшему целителю? Зев, у тебя у самого о проблемы! Эх, черт, и почему разговор с самим собой никогда не приводит меня в чувство? Беда, надо поменьше общаться с такими как Хоук и Серый Страж, размягчили они меня, размягчили. Я не герой, я просто обычный антиванский убийца, и нужно таким и оставаться.
- Nagale! - бурчу про себя и возвращаясь к магу. Мне не надо, чтобы от меня остались одни сгорающие останки. Маг наверняка от резкого пробуждения решит, что это нападение и кинет в меня какой-нибудь молнией. Я-то не знаю насколько он вымотался, вдруг еще способен такое учудить?
Опираюсь одной рукой о подушку рядом с его головой и склоняюсь почти в плотную к его лицу, скользя взглядом по чертам лица.
- Эй, проснись. - легонько встряхиваю его за плечо. Ноль реакции, только брови нахмурились. О, ну не целовать же мне его? Хе, хотя идея неплохая. Кого там поцелуями будят? Бр, не, тогда в меня точно молния угодит.
- Целитель! - уже настойчивее повторяю и громче, сжимая его плечо. - Проснись, Блондинчик, нам надо шкуры отсюда спасать. Точнее одну твою шкуру вытаскивать из задницы твой любимой Андрасте
И тут меня повело. В буквально смысле этого слова. Мир качнулся под ногами, а потолок решил поменяться местами к полу. Запах, к которому  думал что привык, ударил в ноздри с такой силой, что к моему горлу подступил неприятный комок.
- Мх, – зажмуриваюсь и упираюсь лбом в мантию целителя, вдыхая его запах, а потом уже более чувствительнее пихаю в бок. – Андерс, просыпайся, храмовники пришли, требуют тебя во всех позах, запрещенных Церковью. – такое чувство, что мои уши залеплены воском, по крайне мере собственный голос долетает точно издалека. Мх, мутит скорее из-за удара по голове или это та вода была отравленная?
С трудом сглатываю, подняв глаза, даже не сразу сообразив, что чуть ли не утыкаюсь носом в обнаженную грудь целителя. Мантию-то он, небось, во сне распахнул. Мх, а от него пахнет получше, от всей Клоаке и этой лечебнице вместе взятой.

5

[NIC]Андерс[/NIC][STA]Кто сказал "мяу"?[/STA][AVA]http://sa.uploads.ru/vNMfW.png[/AVA]Пробуждение было хреновым. Привычная боль во всем теле, затекшие мышцы, застуженная поясница - отзывались острой болью, а поднять голову представлялось величайшим подвигом. Как и открыть глаза. Первое, что Андерс понял - на нем кто-то лежит. Нет, может для кого-то это не так уж страшно или удивительно, будь даже сам целитель лет на десять положе он только заинтересованно присвистнул бы, стремясь узнать, с кем же он проснется на этот раз. Сейчас маг меньше всего ждал, что на нем кто-то может вот так вот развалиться. Пару мгновений мужчина просто ошарашенно таращился на вольготно возлежавшего эльфа, пытаясь понять, что это развратное кареглазое создание вообще тут делает. И какого черта упирается носом в его грудь, вопиюще сопит, обдавая кожу почти горячим дыханием.
- Эээ, что? - маг пару раз моргнул. Ушастый никуда не делся. А потом целитель осторожно подхватил мужчину на плечи, укладывая на койку, - куда ты только такой пойдешь, - волчливо пробормотал целитель, сон придал ему сил и сейчас он смог более-менее спокойно ослабить боль и остановить воспаление. Правда после всех этих нехитрых манипуляций маг взмок, привалился плечом к стене, и досадливо сплюнул. Магическое истощение кажется затягивалось.
- Церковь может идти на все эти позы, в произвольном порядке, - голос мага был хриплым, чуть злым и безнадежно уставшим. От того, чтобы скатиться в депрессию его удерживал раненый, который еще не до конца оправился. Так было всегда, если Андерсу есть о ком заботиться, если кто-то нуждается в нем, маг будет идти вперед и прямо, сжав зубы делать-делать-делать. Вот и сейчас, он сноровисто запихивал в старую походную сумку припарки, склянки, последние монеты и прочую мелочевку, весь свой небогатый скарб он запихнул в сумку, которая была вопиюще тонка, - десять минут не вставать, не чихать, повязку не трогать, - строго и сухо приказал целитель. Спорить с людьми, которые говорят подобным тоном обычно мало кто хочет.
Андерс огляделся в поисках уцелевшего кувшина и нашел онный в углу, в ворохе окровавленных тряпок. Выругавшись на радном языке, помянув все родственные связи храмовников, эльфов, Хоуков и пожелав всем оказаться поиметыми драконом и обзавестись от него потомством, откладывая яйца долго и мучительно, вздорный андерфелец поутих.
Вода в кувшине была действительно свежей и прохладной, живительное чудо после того как перепьешь лириум. Ближайшие пару дней все, о чем будет мечтать Андерс - это утопиться. Так будет не хватать воды. В небольшом котелке вода вскипела достаточно быстро, одну за другой, маг бросал в него травы и тихо шипел сквозь зубы. Но травяной настрой сейчас был нужен в равной степени ему и тому самому эльфу, если они серьезно собираются в таком состоянии сегодня уйти из города, а не свалиться по дороге, вероятнее всего прямо у выхода из клиники. Дальше они конечно могли ползти, но в Клоаке... мягко говоря, сомнительная идея.
«Сквозь звездный путь, на край земли, летели искры нашего костра», маг тихо напевал про себя и старался не думать о том, что в голове снова, словно набатом гремели отчетливо чуждые мысли. Тихо трескалось в груди от сдерживаемого гнева и страха. Кажется Джастис явственно хотел, чтобы маг убирался к чертям сейчас, как есть. Сам целитель хотел вначале поставить на ноги остроухого и дать себе дополнительный шанс, в кои-то веки. Сил хватит на короткий рывок, а потом его поймают. Опять поймают и в этот раз Андерс явно не в Круг отправится, на попечение старушки Винн, да в тихий, мирный, бывший ему таким родным - карцер.
Черная мантия была в подпалинах, но перьевая накидка уцелела, на радость целителя. Пока варился отвар - маг уткнулся в нее лицом, вдыхая запах крови и гари, которым пропиталась и его жизнь.
«Как в темном хороводе слов, искал ты клад из чужих снов». Вдох-выдох. Железный обруч, что сдавливал голову, ослаб. Простенькое упражнение. Не можешь очистить разум - займи его чепухой. А песенки даже лучше бесконечного потока чепухи. Иначе в разговор точно ввяжутся не те темы и слова.
Котелок отчетливо зашипел, варево едва не выплеснулось и с досады маг просто саданул по пламени легкой, почти незатратной заморозкой, словно снегом припорошил. Медная ложка и два стакана, со сколами по краям. Тонкие сеточки трещин возвещали о том, что скоро маг бы лишился последней посуды. Не, чтобы это будет волновать его теперь, а все же взгрустнулось.
- А теперь попробуй сесть, - сухо бросил чародей, старательно пытаясь остудить в ладонях бокалы. Стихия льда была временами непослушна, вечно заклинание другое выходило сильнее, вот и сейчас, Андерс досадливо поморщился, хотел охладить, а сам едва не заморозил лечебный отвар. Протягия эльфу один из стаканов, маг в очередной раз критически осмотрел свое жилище. Ничего ценного, кроме сумки и самого остроухого не обнаружилось. Значит еще пара минут. Всего пара минут и он расстанется с этим местом.
«В следующий раз это будут горы. Высоко в горах. Или домик в лесу. Но никаких чертовых подземелий, никаких стоков и пещер, просто никаких чертовых подземных ходов. Хоть что-то хорошее помимо того, что я выжил. Хотя, хорошее ли это...", - маг вздохнул и попробовал слабо улыбнуться Зеврану. Ни к чему мечнику бессмысленные терзания мага. Потом поноет, сидя на перине, среди кучи подушек и блудниц, самых разных и прекрасных. При этом являясь верховных Архонтом Тедаса. А значит никогда. Достаточно, ныл всю жизнь, пора продолжать делать что-то. Хоть бы и свалить с остроухим из проклятого города, по которому сейчас точно пролетит новая волна с карающими, пламенеющими мечами.
- Уверяю, это не приворотное, пить можно совершенно спокойно, - весело ухмыльнулся целитель, - но, я не ручаюсь, что это не слабительное, - неожиданно добавил он спустя пару мгновений и довольно оскалился, ожидая реакции Зеврана. Ну, хоть какой-то. Обычно такие шутки у Андерса проходили на ура, ему хватало очаровательной улыбки и нахального тона, чтобы все приободрились хоть бы и из желания дать ему по шее. За все хорошее. Ага.
За долгое время магу почти захотелось рассмеяться. То ли нервно, то ли от облегчения. Осознание того, что он жив, дышит, шутит, не распят, не растерзан, не изрублен, не сожран, не сожжен, не пущен на запчасти - вопреки всем воплям совести и всем желаниям угрызаться в страшных муках за поступки свои - Андерс едва сдерживался от широкой улыбки и желания скакать, орать, свистеть и расцеловать кого-нибудь. Хоть бы и эльфа. Откат из-за нервного перенапряжения. Что уж тут поделать.

6

[NIC]Зевран[/NIC][STA]Нашелся. Мой грузовик![/STA][AVA]http://se.uploads.ru/S6z3G.png[/AVA]Едва сдерживаюсь, чтобы не хихикнуть. От его возни подо мной перья задели кожу, щекоча и вызывая приступ смеха. Уф, проснулся - хороший призрак, что из целителя не выйдет хладный труп. Я хоть и убийца, но его лицезреть в виде надвигающейся массы кожи, костей и мяса - мне меньше всего хочется. Вот лежит, моргает, словно я собираюсь исчезнуть внезапно, ну конечно, ведь я так бесцеремонно лежу на нем, а вот башка гудит. Теперь я понимаю ворчащую на голубей Шейлу, я буду так же ворчать на статуи отныне.
Невольно улыбаюсь, следя за метаниями мага по коморке. Просто так лежать не выход, подумаешь – шатает немного и голова кругом, я и не с такими ранами бегал, как галла по лесам!
Приподнимаюсь на локтях, созерцая Блондинчика, который что-то решил отворить. Лечебница сразу наполнилась ароматом трав, смешивающимся с тошнотворным запахом всего остального. То, что сказал целитель - я успешно проигнорировал, пока тот стоял ко мне спиной и собирался.
- Андерс... Не бегай так, ты создаешь суету, словно мабари перед случкой. Не думаю, что храмовники собираться нагрянуть к тебе сию секунду, у них и без того проблем с магами. Мы... если не будем мешкать, то успешно уйдем из города. - произношу, следя за его мельтешением взглядом. Под повязкой на голове непроизвольно зачесалось. Даже попытался поскрести, но только раззадорил зуд и поэтому пришлось мне недовольно пыхтеть, пытаясь почесаться. пока маг не замечал мои искренние страдания и возился со своими травами.
Следя за Андерсом с его мельтешением, мне почему-то показалась такой умилительной эта картина. Обо мне так никто не заботился, а ведь он не решил бросить мою тушку и попытаться самому слинять. Я ведь тоже преступник. Хоть за мной и не будут бегать по всему городу храмовники, а взять могут за компанию.
Прикрываю глаза и снова откидываюсь назад. Уши улавливают потрескивание огня и шипение варева. А ведь я вполне мог и не прийти на помощь, что тогда было бы? Хотя, сомневаюсь, что я хоть как-то помог сильно, не ожидал что все статуи вдруг начнут вставать с пьедесталов. Сколько живу, а за магами Круга никогда не водилось такой особенности. Вот счастье-то было бы гномам, появись у них такой маг и оживи големов, без использования всех этих душ и жертв.
На веки упала тень. Точнее я увидел как стало темнее и Блондинчик попросил меня попробовать сесть.
- Могу я сесть, не переживай так. Добрался до тебя как. В голове просто что-то звенит и немного пошатывает, но и ты не в лучшей форме между прочим! - приоткрываю один глаз, смотря на лекаря, а затем поднялся. Стал чувствовать себя по-лучше. Звон стал немного приглушенный, но все равно до конца исцелившимся не чувствовал себя. Было ощущение разбитости, точно я какая-то хрупкая барышня, которую может сломать одно неосторожное движение. Бр! Фу, фу Зевран так думать!
В руках оказывается отвар. Мх, так вот над чем он так работал долго. Ммм, а пахнет вкусно, если не обращать внимание на кислый запах, царивший во всей лечебнице. Создатель, да от самого Андерса пахнет лучше, хотя он тут явно жил не один день.
Собираюсь быть послушными и подношу отвар к губам, хотя он наверняка горький на вкус. Лекарство никогда не бывает приятным. Хоть б имело оно вкус того же гномьего эля или антиванского вина. Только собираюсь сделать глоток, как слова мага достигают ушей и я тут же отдергиваю напиток от губ, точно там был яд. Вот ведь... зараза. Слабительное значит?!
- Кхм, я бы на самом деле не отказался от приворотного отвара. Я бы тогда понял, что привлек твое внимание и не пришлось бы мне потом гадать, а не нарушил ли удар этой моровской статуте каких-то функций во мне, что уменьшило мою привлекательность. - заявляю, но все равно на напиток смотрю, точно мне туда добавили "Бесшумной смерти". Кхм, в каждых словах есть доля правды, может ну его? Я вполне себя здоровым чувствую! Даже готов заявится в бордель, чтобы доказать это всему Тедасу!
Ставлю стакан на кровать, где матрас сдвинулся, обнажая её край, сколоченный из неровных досок. Поднимаюсь, схватившись за кровать. Бессмысленно были переживания, уже так не мутит и вполне себе смогу геройски пройтись до... двери. Да, хотя бы до нее.
- А мне вот интересно, Церковь когда-нибудь запрещала какие-нибудь позы? А то я так сказал, а она вмешиваться только в жизнь магов! - задаю вопрос той темы, которую ляпнул не подумав. Главное, чтобы маг не вспомнил о том, что я, как его подопечный, не выпил отвар. Он сейчас так суетится, может из головы вылетит? Надо зубы заговорить. - Ты все собрал, пока я тут отлеживался? Выглядишь хуже, чем свежеевыползший гарлок из Глубинных троп. Выберемся из города, и тогда я лично прослежу, чтобы ты выспался. Будет забавно хоть раз лекарю побыть в качестве пациента, не думаешь?
Кидаю быстрый взгляд на собранную сумку. Налегке бежит, взял самое ценное. Главное, чтобы посох позабыл где-нибудь. Если мантию можно будет списать на что-нибудь, то этот атрибут любого мага сразу заприметят.
Все же, решив не стоять истуканом, оттолкнулся рукой от кровати и сделал первый шаг вперед, ожидая, что сейчас твердая почва меня подведет и я окажусь растянутым на полу. Но нет, вроде уже нормально, по крайне мере нету такой слабости.


Вы здесь » Поваренная книга » Упорьки » В вечерней тени зазвенят соловьев голоса...