Поваренная книга

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Поваренная книга » Упорьки » ✓ — Где макдак?! — Вон, макдак!


✓ — Где макдак?! — Вон, макдак!

Сообщений 21 страница 40 из 53

21

У эльфа полыхнуло. Одежда полыхнула.
  Бориса обдало теплом, которое он с удовольствие втянул носом. Однако он даже не шевельнулся, не изменил позы и даже не поменял точки куда смотрел. Лишь волосы его едва пошевелились. Ибо он был эпичен и хладнокровен.
   За то не приминули повернуться находящиеся в клетках пленники, в том числе совсем не эпичный и не хладнокровный Кель, отвлекшийся от обычных перепалок с Глииром. Выжидающая момент шпротинка тут же кинулась к Келю. Вновь истошно завизжала Сюзи. Шпротинка возлеветировала над полом и, дергаясь и разрезая воздух крысиным хвостом, очень желала опуститься. Напрасно.
   Скосивший в этот момент глаза Борис вновь не изменился в лице. Он лишь отметил для себя, что альтмер в очередной раз использует магию. Кажется работорговец думал о том, что не взял с девчонки больше. В то же время он внимательно слушал своего коллегу.
    На его болтовню о новых артефактах из-за моря, Борис лишь рассмеялся, демонстрируя острые белые клыки.
- Мой друг, плавая по своим морям ты, верно, отстаешь от земли! Я давно обзавелся магическими браслетами. Очень занимательная вещица, уверяю тебя. При надевании на раба подавляет его волю при отдачи приказов и раб будет выполнять все что угодно, все что пожелаешь, вплоть до самоубийства. Однако они немного косят: при использовании, то бишь, при воздействии на разум, нагреваются и ожоги оставляют. Немного милосерднее, нежели твои артефакты, верно? Браслеты идут вместе с ценой раба, поэтому мои цены повышаются. За то проверенные люди, узнав о чудесных браслетах готовы немного переплатить. А я, - Борис довольно развел руками. - А я процветаю. Лучше и тебе будет закупиться такими браслетиками. С ними никакой хеидрунец не посмеет пальнуть из бомбарды в капитанский мостик и уж тем более не отважится свернуть тебе шею во сне... если сам того не пожелаешь, конечно. Так что, - вампир хлопнул эльфа по плечу, - мой друг, ты устареваешь, как и этот мир. Перемены, перемены... они к лучшему.
   Вельдешейм немного помолчал. Вновь глянул в небо.
- Верно, Ра'ота, - вампир не обратил внимания на виверну, - я не буду ждать жизнь. Однако, я могу, а вот этот странный эльф - нет. Четыре дня. Если через четыре дня эта девочка не вернется с деньгами... то эльф уйдет с молотка. Тут, понимаешь ли, уже дело чести. Я должен сдержать слово. Я в любом случае получу деньги. А девчонка вернется... вернется, помяни мое слово. Они, видимо, хорошо знакомы. Настолько хорошо, что девчонка готова бежать на другой край страны, через пролив, в самую, так сказать, жопу мира. Не представляешь, как было умилительно смотреть, как они прощаются. Едва сам не проплакался. - Вампир широко ухмыльнулся. - Так что деньги при любом исходе упадут мне в карман. А тебе, я все же советую приобрести хеидрунца. Может, даже скидочку сделаю... хотя, как вести себя будешь.
  Борис проследил за полетом редкой ночной птицы.
- Да, с рассветом прибудем в город и начнем торги. - Он повернул голову к эльфу. - Не будет ли секретом, куда на днях путь держишь? Опять будешь грабить торговые баржи? Или твои девочки тебе не разрешат? - Борис ухмыльнулся. На этот раз без демонстрации клыков.

22

- Что значит «как вести себя буду»? Хочешь сказать я не милый и вообще весь светлоэльфийский? А… или ты про то, что я твоему сородичу клыки на проверку вырывал? Между прочим – гнусный поклеп, он сам предложил, и сказал что они вырастут через секунду после этого! А я тогда был слегка… не трезв (в усмерть), вот и решил проверить. Между прочим – даже золотой выйграл. А так я белый (блондин же) и пушистый (руками не лапать волосы)! Что это за звук ужасный? - Ра'ота скосил глаза на писк, заметив бедную шпротину, подвисшую над полом клетке и истошно пищащую. Взгляд пирата вновь скользнул на бесстрастное лицо Бориса. "Вот это мужик! Молодец, видимо и не такое видит, когда рабов отправляет к хозяевам. Интересно, часто ему приходиться видеть верещащих шпротин? А этот эльф не опасается так кичится своей магией перед носом мистера-вампа?"
- Где же у меня рубашка-то была… Ом, слушай, Борь (о боги, нет, я не буду тебя так называть, а то похоже на кличку какого-то кот-сутенера, и нечего на меня клыки скалить!), неужели ты думаешь, что мои бабы способны мне что-то запретить? Я еще не стал подножкиным, чтобы слушаться их разрешений. Вон, одна Кэп хвостатая меня любит и понимает. Эх… Я побуду с тобой пока, не против? Девочки присоединятся к нам в городе, я им отправлю весточку. Попрошу Велорию захватить твое любимое голубое вино с ноткой имбиря и корицы и скрасить тебе страдания после выпивке. Четыре дня не такой большой срок, чтобы получить вожделенного раба…
Пират чертыхнулся, вспоминая, что одежду положил в сумку с пирожками, вернее пирожки на нее, шагнув как раз к клетке, обойдя ее полукругом, чтобы его фигуру не освещал костер.
- Ах, так вот ты какие используешь друг! Эти гораздо дешевле, мне заказали партию, можно сказать, твои конкуренты. В твоих, кстати, есть ощутимый минус. Вот скажем, если у раба не будет руки, а хозяин прикажет ему отрастить оную, что он сделает? - пират чуть высунулся из-за угла клетки, сверкая в темноте узорами на теле, из-за своей светящейся особенности делающие эльфу пугающую синеву на коже. – Вот! Ты эффект не знаешь. Мне кажется, если раб не сможет выполнить приказ, то оковы его убью. Это заведомо отрицающий сам себя эффект. Тоже самое, если ему прикажут воскреснуть из мертвых. – пират потер шею и снова скрылся за углом телеги. – К тому же хозяевам свойственно говорить необдуманно. Он вполне может сказать рабу «иди вперед», а браслет это воспримет как приказ идти прямо и никуда не сворачивать. В общем, путешествие раба закончится при первом еж пропитие – доме, скажем, короче то, во что он врежется – упадет, врежется – упадет. И так до тех пор пока либо не умрет, либо стену не пробьет.
Л'эрт посмотрел, приметив, что Борис не видит его и несильно хлыстом ткнул высокого сородича опять в поясницу.
- Эй, баклажан, верни сумку, у меня там рубашка, а тут ваще-то холодно от дождя. – шёпотом произнес пират. – и отпусти шпротину, она же сейчас на ультразвук перейдет, пострадают не только мои уши но и твои. Вернешь – я с тобой поделюсь виверном. Согласись – жаренное мясо это тебе не пирожки с брагой жевать и не меховой плащ в штаны засовывать. – и уже громче для Бориса: - Слушай, а где вообще такого дылду-то отловил? Даже я, сколько плавал – не видел, чтобы такие мамонты вырастали. Надеюсь хоть  девица тебе не оплатила за сокрытие информации о нем?

23

Борис многозначительно вздохнул и вновь возвел очи к небу. На этот раз в надежде, что сейчас на голову этого эльфа упадет что-нибудь тяжелое... ан нет. Повезло.
- Мой бицепс выглядит милее, чем ты, прохвост, - опять же не сильно изменившись в лице, произнес Борис. - Ты наверно изумишься, но меня ни капли не волнует, что ты вырывал кому-то клыки. К тому же, Ра'ота, это звучит как откровенная брехня.
   Эльф обернулся и Борис вместе с ним, тоже услышав отчаянный писк страдающего существа. Что это было за существо, трудно было сказать. Борис не произнес ни звука, не двинул не одной мышцей на лице. Тем не менее, он был удивлен. На ум пришла фраза Л'эрта о том, что интересующий его эльф притягивает разную живность... даже ту, которая по идее быть живностью в принципе не должно. Ведь пирожок назвать живностью довольно затруднительно. Подведя итог, мы получаем эльфа со способностью притягивать пирожки, а за такого можно было бы потребовать больше. Так подумал господин Вельдешейм. 
- Не фамильярничай, Ра'ота. Для тебя я как минимум Борис. - Вампир слегка прищурился. - Нет, мой друг, ты явно не уловил смысл моих слов. Не хочу показаться женоненавистником, однако женщины чаще создают препятствия. Одно дело, если речь идет о, к примеру, моей промысле, а другое - о твоем. Я не понимаю, что делают женщины на твоем корабле. Даже я в своем персонале девушек не держу. Однако, не важно. Закроем эту тему. Я давно перестал удивляться твоим... решениям.
  Свои слова Борис подтвердил очередной раз состроенной каменной миной.
- Ты на какое-то время можешь остаться, - кивнул на просьбу вампир, - но женщин своих оставь. Мне они тут будут не нужны. К тому же зная тебя и твои выходки, тебя, Ра'ота, я тоже долго при себе не продержу. Научись быть менее вызывающим и более осторожным. Я не удивлюсь, если узнаю, что ты вопреки здравому уму ты пришвартовался прямо в порту Руаль-Ката.
  Вельдешейм почесал шею у правого уха. Дождь еще моросил, но уже не так чувствовался, однако просохнуть не давал. Недалеко довольно фыркали уставшие лошади. Борис вновь пытался понять, что втолковывает ему эльф.
- В моих минусов нет вообще, мой далекий друг, - дружелюбно заговорил Борис, умиляясь придирчивостью своего наводного коллеги, - Если у раба нет руки, то этот раб не дееспособен. У меня таких нет. Но если ты держишь на своем корабле калек... мне остается только гадать, какую работу они там выполняют. Наверняка по максимуму натирают тебе сапоги до блеска. - Борис ухмыльнулся, приподняв подбородок и скрестив руки на груди, и глянул на высунувшегося из-за клетки эльфа. - Все что касается моей работы - я знаю все. А свои сомнения можешь засунуть в зад той носатой страховидле, что ты недавно подстелил. Нет, такая, особо волнующая тебя ерунда, раба не убьет. А за воскрешением рабов тебе к некромантам надо обращаться. Это уже их работа. А вообще, знаешь, Ра'ота, ты сейчас наговорил столько забавной ерунды, что, признаться, я даже не знаю, что сказать. Тебе серьезно обязательно надо отращивать утраченные конечности? Как бы тебе сказать... подобные вещи от воли не зависят, а браслеты дают, как раз, управление волей. Воскрешение, так же от воли не зависит. У мертвых вообще воли нет. Делай выводы, Ра'ота.
  Господин Борис Вельдешейм еще разок хмыкнул и повернулся к эльфу спиной, наблюдая за своим расторопным персоналом.
   Тем временем Л'эрт вновь докапывался до Келя.
    Пищащая херня уже порядком задолбала альтмера, однако она не менее задалбливала пока свободно бегала по клетке. Шмякнуть ее об пол Келю не позволяла жалость. К пирожкам он относился положительно.
  Его отвлек новый тычок в пояницу. Кель от неожиданности вздрогнул, выпустил шпротинку и ругнулся на своем родном Альдмерите. Шпротинка задолбительно забегала по клетке. Альтмер со свистом втянул воздух сквозь сжатые зубы и повернулся к эльфу. Альтмер гневно фыркнул. Хлыст эльфа вырвался у него из рук и с легкий треском переломился пополам.
- Еще раз так сделаешь, лбом с решеткой поцелуешься, - спокойно предупредил Кель. Он тут же запихал шпротинку в сумку эльфа и вытащив ее через прутья, повесил ему на шею. Ему чужого не надо... ну разве что пирожки и брага. - Хватит уже около меня ошиваться. Иди кого-нибудь другого донимай. Мало тут претендентов что ли? Если ты до сих пор лелеешь мысль о моей покупке, то уже в третий раз тебя предупреждаю: очень напрасно. Не грузи, как говорится, верховую лошадь, она не для этого предназначена.
  Альтмер улыбнулся. Глиир тихо фыркнул. Он оценил.

24

Пират подавился воздухом и закашлялся, показывая всю вину своего состояния, он даже поцарапал ногтем прут клетки и ножкой пошаркал. Правда Борис этого не увидел, поскольку эльф стоял за клеткой и показывать всю провинность поступка не собирался. «Менее выживающем… О, Борис! Ты же знаешь, я пират, у нас башню сносит всегда, это тебе не мирные караваны с рабами, путешествующие от города в город! Нам хочется, славы и наживы, принимать жесткие меры во имя зла и добра для себя!"
- Ну... как тебе сказать? Начнем с того, что ты просто не видел украшения на моем судне с боку... К нему ни один поборник справедливости не подойдёт. - как бы в оправдание произнес вампир и развел руками, фыркнул, мол не мои проблемы. - Хотя я не знаю, девушки там конкретно пришвартовались и все же не доходя городских стен? Мы с ними договорились встретиться в самом городе, так что... Посмотрим.
Эльф забрал свою сумку на конец, пропустив слова эльфа мимо ушей, а то что тот сломал его хлыст… Ну ничего – отплатит… Натурой!! Пират хмыкнул, открыл сумку и тут на него с тем же писком вылетел пирожок, цепляясь за штанину, попытался залезть за ремень, но пират с руганью перехватил её за хвост, удерживая второй рукой сумку, обошел по кругу и остановился возле Бориса.
- Начнем с того, что на твой бицепс покупаться бабы, а мужчины опасаться оценивать его силу на своем лице. – шпротина завертелась, едва не вырвавшись и не прыгнув на вампира, чтобы опробовать и его нервы на прочность. В итоге пират положил ее на голову, чтобы пирожок угомонился и вновь закопошился в волосах. – Начнем с того, что принятие женщин в мое ремесло было сугубо не мое решение. Потом их выкидывать в открытое море? Не ,Они слишком прелестны и грудасты, чтобы так попросту растрачивать их.
Л'эрт развел руками, кинув сумку на землю и достал от туда рубашку и накинул на плечи, зябко передернув ими. Изморось не способствует прекрасному настроению и волнам тепла. Ра'ота привык быть постоянно рядом с водой и при штормах такая же скверная погода была не в новинку, однако там он хотя бы в пылу схватке со стихией не замечал этой слякоти.
Пока Борис созерцал работяг своих, эльф снял с головы шпротину, схватился одной рукой за прутья клетки, подтянулся, просунув руку между прутьями. С жалобным "ПИИИИИИИИИ", пирожок отправился за шиворот мелкого собрата, и стала там бегать, пытаясь выбраться и царапая коготками его кожу, чтобы удержаться в вертикальном положение и не сползти вниз.
Эльф же отцепился от клетки, спрыгнув вниз, подцепил несчастную тушку носатого зверя, извлек из голенища кинжал и стал его потрошить.
- Эй, Борис, не присоединишься к распробованию этого зверька? Мне кажется, он вкусным получиться. Правда, костерок придетесь поддерживать, ибо изморось не способствует быстрой готовке! Вообще, я бы не отказался от постели и сытого ужина, а не ночёвки под звездами. Рабам вон одним в летках хорошо - пробурчал светлый.

25

Нанесено урона:17

26

Борис неслышно рассмеялся.
- Я даже знать не хочу, что там за украшения на боку корабля! Зная тебя, можно предположить... голая баба? Хотя, не важно. Я верю, что твой корабль отгоняет любопытных и страждущих. Однако, то, что отгоняет, может и притянуть внимание. От обратного. Поэтому лучше придерживаться, так сказать, золотой середины. Все же скрытность иногда спасает шкуру. А вы, пираты, как помнится, свою шкуру обожаете и боготворите, не смотря на то, что вечно лезете на рожон.
  Борис замолчал, наблюдая за своим персоналом, устраивавшим довольно уютный лагерь, не смотря на моросящий дождь, который становился все мельче и мельче, постепенно прекращая морось вовсе. Борису подумалось, что он, пожалуй, нанял одних из лучших людей и вампиров. Ценные, проверенные ребята.
   Голос Лэрта отвлек его от раздумий и заставил широко, прямо-таки по-вампирски торжественно ухмыльнуться. Что и говорить, а ведь мускулатура у него была знатная. Фраза Лэрта звучала, как комплимент, а вот следующая - удивила.
- Как это не твое решение? Заметь, а данный момент, я говорю именно про твой корабль, а не чей-нибудь еще. На твоем корабле ты делаешь, что хочешь, а если понадобиться, то да, выкинуть в открытое море. Или может, я что-то не так понял?
  Борис развернулся к эльфу, скрестив руки на груди и слегка приподняв бровь, в ожидании ответа. Последнюю фразу Лэрта он комментировать не стал, ибо был, в принципе, с нею абсолютно согласен. Фраза действительно была достойной того, чтобы занять свое место в цитатнике этого мира.
  Эльф замолчал, Борис тоже. Вампир вновь отвернулся, наблюдая за своими ребятами. В этот момент он пропустил, как коварный злодей Лэрт бессердечно закинул за шиворот Глиира верещавшую шпротинку. Глиир ее заглушил. У него был голос звонкий и высокий, как у хороших певцов, что стало гибелью для ушей всего живого в радиусе пяти метров. Визг был короткий и убийственный, как звуковая волна атомного взрыва. Но самое страшное было то, что ни Кель, ни Сюзи, ни сам Глиир зажать уши не могли. Впрочем, как люди в близ стоящих клетках.
   Борис, морщась, вжал голову в плечи и с грозной медлительностью развернулся в сторону клетки. Глиир застыл, как статуя и тихо себе под нос перечислял матные выражения. Сюзи вжалась в прутья клетки и неотрывно смотрела на вылезшую(а точнее выкатившуюся) из-под камзола Глиира оглушенную шпротинку. Кель сидел с зажатым в зубах горлышком бутылки и с одинаковой амплитудой дергал правым ухом.
- Я тебя сам сейчас распробую, Ра'ота, - Борис оскалил острые белые клыки, - что ты опять за ерунду сотворил? Ты уверен, что это мой пленный притягивает живность, а не ты? Из-за этой живности у меня в караване бардак начнется. И если ты думаешь, что я не вижу, что ты делаешь, то... в принципе, правильно думаешь, однако, не забывай, что я вампир и отлично слышу, вплоть до лязга прутьев об твои сапоги. И мой тебе совет, не жри носатое нечто. По-моему, выглядит оно не очень.
  - Ты чего визжишь, как баба? - тихо и возмущенно в этой время говорил Кель, все еще продолжая дергать ухом, - может ты еще от тараканов с воплями бегаешь?
- Ничего не моuу поделать, - Глиир недобро сощурился и пожал плечами. - Я не такой суровый и бесстрастный тип, как ты, привыкший к подобной ерунде. К тому же, это было неожиданно. Этот тип вообще сплошная странность... впрочем, как и ты.
- Не начинай, малек. Я не хочу с тобой ругаться и применять силу. Во-первых, я уже задолбался, а во-вторых, мне лень. Так что заткнись и заруби себе на носу: не будешь относиться ко всему окружающему спокойнее - меньше проживешь.
  Кель еще раз дернул ухом, покачал головой и хлебнул браги.
//Что-то я в последнее время начал выдавать много бесплатных советов//

27

Пират хмыкнул. Виверн уже был насажен на палочку и теперь благополучно запекался на весело потрескивающем костерке.
- Правильно, тебе лучше не... - и тут звуковая волна его попросту оглушила. Поскольку это был эльф и уши у него были что надо. В смысле слышал он хорошо! То от первого начала серенады он оглох на одно ухо, но вовремя успел их заткнуть, зажмурился. Знал бы он, чем обернется его возвращения животинки на так полюбившуюся той клеточную площадь, так лучше бы убил тварюшку! Вой получился что надо. Эльфу даже показалось, что этот визг скосил пол каравана, а вот вторую половину сделал глухой на всю жизнь.
В какой-то момент, Ра'ота даже не сразу сообразил, что все закончилось. Он это скорее увидел по неге, расплывшийся на лице Бориса, словно после оргазма с восхитительной веселой вдовушкой в одном из местных борделей. Да и там скорее была эта вдовушка не одна, а ещё и женушка и мамочка сама!
- А? Уф... какой он оказывается голосистый-то. Язык ему не пробовали отрезать? Знаете, очень помогает. Хотя нет, его надо продать в бородачей цирк как вокалиста, у него просто восхитительные данные! Не споет, так с орет, и деньги будут платить, чтобы его затыкали на особо высоких нотах. - облегченно выдохнул Л'эрт и тут же восхищенно нахохлился. - А чего сразу я-то? Я вообще ничего не делал! Вон у своего пленника спроси чего он вдруг заорал, шпротин что ли никогда не видел? Я между прочим сапоги пытался очистить об решётку, вот и слышал ты лязг! Смотри какие они грязные? - эльф ткнул на свой сапог. - А ведь это кожа невинных младенцев, смоченных в крови девственниц. Ты знаешь, сколько девственниц в мире? Две! А знаешь, что популяций девственников мужского пола увеличивается с каждым разом?! Вот и я не знаю... – На последней фразе вампира-работорговца, эльф повернулся к нему другой стороной, в смысле ухом. – О, погоди, ты предлагаешь мне попробовать первым? Ох, Бор-р-рис, и не говори! Я сам от мыслей о вкусном мяса виверна слюной истекаю, но нет-нет-нет, я дам тебе первым его попробовать! О, а запах-то от него! Мувааа - парень сложил пальцы щепочкой, поцеловал их, показывая, как вкусно и что он знает это. – Не надо делать такое лицо!
Возмутился Л'эрт , попытался отломить мясо, но обжегся, зашипел, стать дуть на пальцы и брать их в рот, как делают это все нормальные люди, когда обжигаються.
- Мх… виверн! Горячий как… как понос у жабы! – он вновь матюгнулся и протянул тушку с насаженным на нее трупом тварюшки в сторону Бориса. – Вот, сам попробуй, возле лапок мясо похолоднее должно быть и более прожаристое!
Тем временем шпротина помотала головой, или что там у нее было - непонятно, приподнялась на подрагивающих тонких лапках и, пища, целенаправленно поползла к Глиру. То ли у этих существ сие считалось брачным зовом, то ли эта шпротина оказалась мазахистом, нашедшим себе звонкоголосого садиста, но зверюга целенаправленно залезла к нему на колено, встала на задние лапки и стала ворковать, да так, как воркуют голубки, когда нашли свою самочку. Толстый крысиный хвост по хозяйски обвил ногу мелкого эльфа, чтобы  тот не подумал скинуть партнера (партнершу?) и целенаправленно, шаг за шагом, стал продвигаться обратно к его одежде.
А вот у Келя стала происходить беда, внезапно из бутылке вырос цветочек, заехав ему по носу бутоном, опал на дно клетки, подорвался и стал бегать по клетке с воплями «виииии!". Шпротина, заметив его, отлипла от Глира, которого уже умудрилась чуть лине изнасиловать своим воркованием с явными намеками на продолжения рода, и стала гоняться за вопящем цветочком по кругу.

28

Борис посмотрел на Лэрта. Потом на зажаренное нечто. Потом снова на Лэрта. Было понятно, что он пробовать это чучело был не намерен. Даже если бы этот кулинар начал пиарить свое блюда по-грузински, начиная говорить: "Борисович, папробай свэжий и вкусный виверн! Вах, какой виверн!", то Борис все равно бы не притронулся. Суровый вампир предпочитал есть уже проверенную временем еду.
- Ты сам сейчас сказал, что у этого малого есть талант. Ну, так в таком случае может не поскупишься? А личико у него пройдет. Будет эдакий декоративный раб. Будет радовать глаз. - Борис помолчал. - Почему ты думаешь, что девственниц в мире всего две? - Вампир загадочно улыбнулся. Кажется, он подумал о том, что это надо исправить...
   В это время Кель хохотал над Глииром, а точнее над его изменившимся лицом, когда по его штанине пополз дружелюбный пирожок на ножках.
- Аха, малек, не делай резких движений, а то она может укусить! Пффехех...
- Не смешно! Она со мной разговаривает! - тихо паниковал Глиир, все же не делавших лишних телодвижений, видимо боясь спровоцировать... пирожок. - Помогите...
  Кель, похоже уже набравшийся браги, развеселел и хохотал как сумасшедший, правда до определенного момента. До того, когда из его бутылки не пророс цветочек и не(внимание!) начал бегать по клетке. Шпротинка бросилась бегать за цветком. Кель повел носом, чихнул и заглянул в бутылку. Браги не было.
   Немного разочаровавшись, Кель прищемил хвост пробегающей шпротинке и гневно глянул на цветочек. Тот остановился, оглянул на безысходно застрявший пирожок, показал ей неприличный жест и забравшись по штанине Келя, сел ему на колено, свесив ножки.
- Куда ты дел брагу, - угрожающе начал Кель, а цветочек поднялся на ножки, чтобы вновь опуститься на одно колено и поклониться, признавая своего сюзерена. Альтмер ответил ему нотбэдом. Цветок поднялся, отдал честь и раскрыл бутон. Это был маленький подсолнушек.
- Мы - Полевые Агенты Киладкара. - Запищал подсолнушек. - Мы призваны бороться с несправедливостью и алкоголем. Я старший сотник Подсолнухин, отряд Белого Серпа.
  Кель запоздало кивнул. Брага, похоже, была великолепная.
- Я выполняю здесь поручение от главной Клумбы, а так же прошу вас не препятствовать свершению правосудия.
- Сотник Подсолнухин, выполняйте! - Гордо отвечал ему Кель.
Подсолнушек кивнул, отдал честь и спрыгнул с колена, а потом с клетки. В этот же миг из-под их телеги выбежала сотня других подсолнушков, и они очень быстро двинулись по направлению к Лэрту и Борису. Все произошло быстро. Вся эта масса сняла с вертела тушку виверна и унеслась вместе с ней в темноту. Уходя последним, сотник Подсолнухин показал эльфу и вампиру неприличный жест, согнув в лотке руку, и зарылся под землю.
  Глиир вновь замер как изваяние, Сюзи совсем потеряла сознание, Кель дергал ухом, Борис недоуменно наклонил голову на бок, шпротинка жалобно попискивала.
  Дождь кончался.

29

Л'эрт только успел откусить кусочек мяса от кролика, как с мычанием бросить его обратно на две рогатины по бокам от костерка и начать махать рукой себе в рот. Вот предупреждал он Бориса о горячем, а сам-то попробовал. Но, пират должен был признаться, что мясо все же было ничего так, только сыровато и еще каким-то непонятном привкусом отдает.
- Кого ты назвал декоративным рабом, Борис? Меня? Да от меня сбегут бабы после первой встречи! Думаешь им нравиться бордельное поведение? – произнес он, посмеиваясь. Ухо у него явно продолжало не работать в плохом смысле.
Он все же проглотил обжигающий кусок и хлопнул Бориса по плечу, повернув к нему слышащее ухо.
- Девственниц? Ну да, две, потому что одну половину опробовал я, вторую небось ты, старина! – произнес он и навострил слышащее ухо, вытаращился на клетку. Заинтересовавший его баклажан с кем-то говорил, причем не малявка, не баба ему не отвечали, а тот похоже говорил с тем, кто даже как-то отвечал ему. Ну, насколько мог понять оглушенный пират по доносившимся из клетке звукам.
- Кхм… Кажется Велория говорила, что в браге меня ожидает сюрприз, уж не грибочков ли она мне туда подсыпала? – сам для себя произнес Ра'ота, постукивая пальцем по щеке. Насколько сам помнил эльф, эту брагу он раз пил, чтобы смочить горло, когда выезжал из города.
Эльф кашлянул и внезапно увидел, как его кролик плавно снимается вместе с вертелом и довольно плывет вперед. Светлопират даже глаза потер от такого офигивания. Но кролик, весело подпрыгнул, махнув остатками зажарившегося хвоста, словно шлюшка в борделе и скрылся под повозкой. Правда одна ляжка от него отделилась, пролетела сквозь прутья и ловко запрыгнула в рот баклажана.
Л'эрт потер глаза, пытаясь прийти в чувства. Видимо наркотическая брага стала действовать только ночью, чтобы всякие неведомые ужасти мерещились. Пират не увидел во рту эльфа никакой ножки, но вот по его сапогам внезапно пронеслась армия воинственно настроенных ромашек с копьями и зубочистками. Вопя и улюлюкая, они ныркнули под телегу. Минута, и вот уже они побежали назад. Хлопая руками по рту, как индейцы (если бы эльф только знал это определение), проорав что-то еще, ромашки спрятались под второй телегой.
Ра'ота потряс головой, еще раз протер глаза для пущей убедительности и уставился на Бориса.
- Ты это видел, а?! – возмутился он, но тут вновь уставился на клетку. Там, высвободившаяся шпротина тащила к баклажану обслюнявленную и полуобглоданную ногу кролика. Принесла, села возле его ног и подпихнула еду лапкой. Завиляла хвостом, виснув язык. Мол, хозяин, попробуйте, вот какая я умная!  Шпротинка смотрела в его глаза так умоляюще, прося отведать отвоеванный трофей, что отказать ей мог только неэльфийское существо поклоняющееся светлым богам и добивающее детей, когда они порежут пальчик!

30

- Ты меня не слушаешь, - отвечал Борис Лэрту. - Уж тебя бы я точно декоративным рабом не называл. Я имел в виду вот того худущего, то миловидного эльфа, что сидит в клетке. - Вампир немного помолчал. - Сбегут? Ха! Знаешь что, мой друг? Нравится. Многим нравится, как ты выразился, "бордельное поведение". Так что... - господин Вельдешейм развел руки и пожал могучими плечами, загадочно улыбаясь.
  На следующую реплику эльфа, Борис поднял подборок и довольно улыбнулся. Как и для всякого мужчины в полном рассвете сил, для него, пожалуй, это было бы довольно ожидаемым и забавным исходом и, ко всему прочему, явно поднимающим его самооценку. Ох, уж эти мужики...
  - Чего кривой такой, Ра'ота? - Фыркнул вампир. - Никак мой декоративный и звонкоголосый пленник одержал победу в бесконтактном бою, а? Хе.
  Кажется, эльф его не слушал. Эльфа плющило. Впрочем, как и другого эльфа.
  Кель поднял взгляд и... увидел лица Сюзи и Глиира. Любой другой нормальный субъект забеспокоился, увидев в глазах своих спутников недоумение, испуг и искреннюю заботу о товарище по несчастью, но Кель не был тем самым любым. Альтмер пару раз дернул острым, но оглохшим ушком и зафыркал, пытаясь оставить рвущийся смех.
- Вас так испугал маленький подсолнух? - Альтмер хитро ухмыльнулся, не обратив внимания на то, что к гамме эмоций его сокамерников прибавилось еще и бледность лиц.
- Кель, - осторожно заговорила Сюзи, кажется, опять начавшая всхлипывать, - какой подсолнух?
- Действительно, какой ИЗ? Их тут целая армия!
- Таааак... Выпустите меня отсюда! - Истерично возопил Глиир, на этот раз не оглушающе. -  Я не могу так больше!
  Сюзи тихо разревелась.
  Кель, под собственное хихиканье, повернул голову в сторону и с восторгом изрел еще и армию ромашек. Махач клумба на клумбу.
  Из тьмы выступили маленькие воинственные фигурки подсолнушков. С темных небес во главу отряда опустила на парашютике из пуха одуванчика храбрый сотник Подсолнухин. Мужественный цветочек встал в горделивую позу, уперев ручки-листочки в бока стебля.
- Братья! Эти сорняки оскверняют наши грядки, прорастают на нашей клумбе и опыляют наших жен! Не дадим же им укорениться на нашей земле! В атаку! Героя - подвиг! Падонкам - повод! Юнцам посулим боевую славу! За Тергаэльтиса!
  Подсолнечное войско вскинула над торжественно распустившимися головами луки из лука.
- Хрен им! - Возопили они, выкатывая бомбарду из хрена и ящик гороха, который, видимо, использовали как ядра.
  Кель был в восторге. Сюзи и Глиир не очень. Что говорить о Борисе, то просто не понимал, что происходит.
  Он смотрел на Лэрта, которого что-то очень заинтересовало, но вот что... Он смотрел на костер, над которым жарился виверн. Он оглядел своих работяг и клетку с шумными рабами. Двое из них были напуганы, а третьего глаза блестели не совсем нормальным огоньком. Он как будто смотрел прямой эфир из Бразилии чемпионата мира по футболу.
  Борис исключал тот факт, что его вампирские способности его подвели. Похоже, эльфы были на своей волне, которую никогда не сможет поймать ни один вампир. Борису, как вампиру, оставалось лишь развести могучими руками, даже не подозревая, что около него сотник Подсолнухин под вопли "Ай нид э хироууу" уже заряжает хреновую бомбарду.

31

Пират придирчиво фыркнул, поковырял в ухе и потянул себя за кончик, надеясь, что так лучше будет слышать Бориса, ибо одним ухом которым он сейчас был к нему повернут он слышал, да вот вторым не очень удавалось разобрать выкрики армии подсолнухов идущих против ромашек. Все было так захватывающе. И как Борис мог мешать ему разговорами наблюдать за этими походами? Как он сам не может восхищаться луковыми луками и армией ромашек. Готовящих гороховые пушки для обороны своей добычи.
- Он не одержал победу, Борис, твой декоративный пленник вообще бы стоил свой голос опробовать в вороньём гнезде - орет она как сирена на выдане, так что его ор слышали бы и на соседнем корабле. - хмыкнул эльф и больше решил не отвлекаться. ибо в этот момент  в подсолнухи полетел горошек.
- Так их, ромашке! Бей подсолнухи! Эй-эй! Это же кроличья нага, ее нельзя как таран использовать!- начал комментировать Ра'ота, болея за свои глюки, а потом указал вампиру на них. - Ты только посмотри какие избирательные! Закидывают их горохом! Так их, супостатов! На абордаж!
В этот момент шпротина подобралась к хозяину, который был увлечен войнушкой. Ловко крутя хвостом, она запрыгнула к нему на плече. поставила лапки на щеку и длинным и слюнявым языком провела по его носу, слизывая варенье. оставшееся от ее собрата.
А война все разгоралась. Ромашки, ударяя ладонями по рту, разорвали на себе второй рукой (листочком?) одежонку из травы и побежали напролом на подсолнухи, решив поразить их своим эксгибиционизмом! Другие из армии ромашек наоборот стали танцевать вокруг гороховых пушек танец вуду, и те начинали после этого стрелять.
Ра'ота плюхнулся на землю, позабыв о том, что там трава мокрая и штаны его промокли. К чему такие мелочи запоминать? Тут такая войнушка разворачивается! Любоваться вечно можно на костёр. Костёр, сложенный для твоего врага и уже подожжённый. А тут прям не костер для врага, а целая война маленьких народов! Вот только эльф не заметил, как над его головой, внезапно воспарили семейники с зелеными бегемотами. Хлопая штанинами, они стали нарезать круги вокруг пирата, но вот их как раз мог видеть баклажан, ибо ему вид открывался лучше и обширнее.
- Тяжелая артиллерия к бою! – пропищал ромашка, схватив палочку и указывая на подсолнухов. – По-бомбите их шишками!!
Трусы, хлопнули, словно птица, «крыльями» и спикировали вниз. Пуговичка у них расстегнулась и из них выпало пару шишек, на верху одной из них, восседала другая шпротина, воинственно пищала и пыталась кинуть зубочисткой в подсолнух. Ра'ота потер ухо и посмотрел на небо, пытаясь понять, что там хлопает и не атакуют ли его птицы случайно? Птиц не обнаружилось, но вот парящие его любимые семенники, которые были подарком Велории и были жестоко сожжены им же, во избежание не понимая ос стороны матрос, если те вдруг увидят это безобразие на нем!
- Борис… - задумчиво произнес эльф, понимая, что его глюки зашли слишком далеко (покойные трусы с бегемотами! Еще рубашка в ромашках привиделась, которая тогда тоже была сожжена вместе с  семейниками), да и глюки ли это? – Боррря, а ты за кого болеешь? За ромашки или подсолнухов? Мне кажется, сейчас подсолнухи ответить своей тяжелой конницей на шпротинах!

32

Борис не был типом стеснительным, однако даже ему стало стыдно находиться рядом с этим без меры упоротым пиратом-работорговцем. Плюс к этому в стоящей рядом клетке происходило бог знает что. Вампир отчаянно пытался разглядеть и армию ромашек, роту подсолнухов, какую-то шпротину... однако Борис был не в силах это увидеть. Трудно сказать точно: жалел он или радовался.
  Пират, от наплыв чувств, плюхнулся в траву. Из клетки послышался радостный мужской вопль:
- ПОД-СОЛ-НУ-ХИ! ВПЕРЕД! Ридисонька на гэ три! Милсдарь сотник! Слева!
  Борис тоже обернулся, но лишь пожал плечами. Он не увидел, как отважный сотник Подсолнухин с разворота срезал одной из ромашек бутон и победно понял его, держа за белые лепестки. Он не увидел, как со жуткого среза зловеще капает растительный сок.
  Сюзи перестала реветь. Она уже не могла. Глиир сам стукнулся об прутья клетки.
  А Кель искренне переживал за судьбу подсолнушков. Он видел, что ромашки лучше вооружены. Плюс к этому ромашкам помогают парящие панталоны и опытный пилот-шпротина. Казалось бы битве конец, но...
   Сотник Подсолнухин вылез из-под горы тел ромашек и сложив листики рупором, что есть силы заорал:
- Нужно подкрепление! Немедленно вызывайте отряды Молочаева и Кабачкевича! Джон, выполняйте!
  Побежавший другой, высокий подсолнушек отдал честь и, глянув в сторону, вдруг прыгнул на своего командира, закрывая его своим телом.
- Нееееээээт!
  Зубочистка пронзила молодого подсолнушка насквозь, и он рухнул, как спиленная сосна.
- НЕТ! Джон! - Сотник Подсолнухин склонился над трупом своего боевого товарища. - О, нет! Джон! Ты был моим другом! Я хотел пригласить тебя на свадьбу! Только не это! Джооон! Вы заплатите мне, кучка перегноя! - Сотник вырвал рацию из листочков своего товарища. - Кабачкевич! Как слышите меня? Прикрывайте с воздуха! Тут трусы с бегемотами! Нет, вы не ослышались, Кабачкевич, именно. Да, с бегемотами...
  - Что? - Недоумевал Борис, глядя на своего безумного коллегу, уже не обратив внимания на то, что его назвали Борей. - Ромашек? Подсолнухов? Шпротинах? Так, все! Я пошел отсюда!
  Вампир развернулся и, потирая лоб, поспешил уйти, а потом скрылся в своем фургоне.
- ...прекратите материться, Кабачкевич! - Тем временем продолжал сотник Подсолнухин. - Я сказал, вызывайте Молочаева и прикрывайте меня и моих парней с воздуха! Выполнять!
  И тут с небес спустился десяток дирижаблей из зеленых кабачков, с вырезанными буквами ОБС под бокам. Один из дирижаблей резво спикировал вниз и, пролетев над головой пирата и жужжа пропеллером из черенка, протаранил на ходу труселя с бегемотами.
  Тут же пустая бутыль из-под браги выкатилась за пределы клетки и трансформировалась в танк, из которого выглянула пушистая макушка младшего сержанта Молочаева.
БАХ! Пробка выстрелила прямо в толпу ромашек и раскидала их.
- ЮХУ! - Радостно поднял вверх и так поднятые вверх руки Кель. - Сдавайтесь! Когда мы едины, мы непобедимы! За Империю!  За канцлера!... (не подумайте, что Кель был любителем Звездных Войн и вообще знал, что это такое. Он имел в виду исключительно имперскую провинцию Сиродил и исключительно канцлера Окато. Вот так-то) Вам пора вывешивать белый флаг! Эй, ты, койкоиспытатель! Твои ромашки и труселя пали! Ты проиграл! Мухахаха!...
   Борис в своем фургоне сделал звучный фейлспалм. На улице начало светлеть.

33

- Лютики... Нет, ромашки! Бейте их! Да, да! Вот так! Шишки на них кидай! - поддерживал своих товарищей светлый эльф. Вот, а люди говорили, что за травками ухаживать скучно! Вот он вырастит как-нибудь себе еще большую армию ромашек! Л'эрт даже не заметил, что своими криками они перебудили весь лагерь по новой, хотя люди, ворча, уже пытались заснуть. Даже в уши выткать пробовали те самые шишки, которые ловко выхватывали труселя и кидали на подсолнухов.
Но все было не так радужно, как только ромашковые войны стали побеждать, внезапно появились дирижабли - баклажаны. Один из них чуть не угодил в лоб пирата, но тот умудрился отклониться, грохнувшись на землю и по нему тут же проскакал всадник на шпротине, взяв его ногу как "барьер". Увидев грозное оружие подсолнухов ромашки дрогнули, но не разбежались. Формируя боевой порядок. Мимо Лаэрта прошел Борис, едва не наступив на ромашку на шпротине, но та ловко увернулась, прошмыгнув между ногами вампира и уцепилась за его штанину, повиснув и так и уехав в его фургон.
- Нет, нет! Назад, отступайте! А ты длинный тубус вообще молчи, мои ромашки еще не проиграли! – произнес Ра'ота, потирая шишку и вновь усаживаясь на турецкий манер (один из баклажанов все еж съездил ему по лбу при пикирование).
Тут командир ромашек забрался на кочку, покручивая ус, и оценивающе окинул воспарявшие духом силы противников.
- Мы применим особое оружие! – поднял он лапку вверх. Послышалось кряхтение, ругань и шум и на кочку на которой он стоял несколько ромашек подняли тыкву. Но тыква была непростая. Она была клеткой, внутри которой металась тень, шипела, урчала и кричала. Все бои тут же стихли и все уставились на это страшное чудовище в клетке.
Командир ромашек самодовольно ухмыльнулся, вновь крутя ус.
- Выпускайте монстра! - рявкнул он. Его помощники ромашки перерубили канаты и решётка тыквы упала, а на волю выпрыгнул воробышек. Чирикая, он наклонил голову, осматривая застывшие подсолнухи, приоткрыл клюв и издала страшный рык. Расправив мощные крылья от которых помощники ромашки кинулись в рассыпную, а их предводитель самодовольно ухмылялся. Но птица внезапно чирикнула, взмыла вверх и улетела, но улетела не просто так, а еще какнула на шикарный белый цветок предводителя.
- Дерьмо воробьиное... - произнес он, поникнув - Отступаем! Сейчас же! Всадники на шпротинах прикрывайте пехоту! Горох - стреляй не прекращая! По бутылке, по бутылке!
- Нет! Как же ваш кролик? Используйте его! Не кролик, а этот... виверн!  - завопил Ра'ота, раздосадованный, что их секретно оружие упорхнуло восвояси.
Стало светлеть. Лагерь ворочался и сопел, пытаясь поспать. Вопящих "болельщиков" уже ненавидели все работорговцы и обычные люди, что правили телегами. Всыпаться им  не удалось от громких комментариев укуротых эльфов, поймавших единую волну.
Люди ворчали и были недовольны. Шум от эти двоих разлетался а всю округу. Они даже не удивились бы, если бы х в городе слышали!
Борис рассудил, что те не угомоняться и приказал всем сниматься с места и ехать дальше.
- Давайте ребята, что штаны просиживать! Через пару часов прибудем в город и отдохнем нормально! В тепле и с сытым ужином, а не ромашками… Тьфу ты, а не дорожным пайком!
Единственные из всех, кто отдохнул, оказались лошади, потому что они флегматично жрали лопухи за которыми ныкались подсолнухи и ромашки и им было на все параллельно и фиолетово.
Поэтому, позевывая, люди впрягали лошадей и забирались на козлы.

34

Мысль, пришедшая, кстати, довольно-таки поздно, заставила Келя задуматься сразу после того, как он услышал, как ругается усатая ромашка. Мысль была проста, однако неожиданна для того, кто надегустировался непонятной ерунды...
//Что, Ситис всех подери, тут происходит?//
   Кель нахмурил светлые брови, оглядывая поле боя. Ему вдруг стало понятно, что, епт, цветы разговаривать не умеют, а дирижабли из баклажанов не могут сбить с воздуха чьи-то семейники. Наркота постепенно выветривалась из головы (кстати довольно скоренько) поэтому осознание того, что что-то не так появилась, а вот битва ромашки-подсолнушки осталась.
   Альтмер перевел взгляд на Сюзи и Глиира... но тут же отвернулся: уж очень красноречивыми были их лица.
//Тааааак... что за дрянь подсунул мне этот... укурыш?!// - Кель мельком глянул на сидящего на травке эльфа, однако вопросам отвлекать не стал, так как этот эльф был очень занят, раздавая своим лекарственным ромашкам полезные советы.
  Вампиры, которые еще сидели у костров, недовольно взглянули на светлеющее небо и, повздыхав, отправились ныкаться от убийственного света. Борис отдавал приказы уже людям. Все как всегда работали слажено. Собрались, запряглись. Борис перед выездом, проходя мимо эльфа, дружески и сочувствующе похлопал его по плечу, приглашая продолжить путь.
   Караван подъехал к самим воротам города. Не таким уж внушительным, кстати. Для портового города это довольно странно, так как не логично, ведь порты - одни из самых важных точек с точки зрения военного плана. Может это город особо значения не имел?
  Борис вышел и лично договорился со стражами у ворот, кинул им кошель монет и взмахом руки приказал возницам трогаться. Караван въехал в город. Он только начал просыпаться. До уха доносился звон пилы: простой люд, привыкший просыпаться с первыми бледными мерцаниями Серпов, уже трудился.
  Караван проехал по просторной не мощеной дороге мимо домов, главного городского храма... Смешно, но напротив этого самого храма был установлен сколотый из крепких досок эшафот с виселицей. Там, в петле, висел молодой парень. Выглядел он довольно свеженьким мертвецом, можно было сказать, что он умер недавно.
  Эта показательность заставила Келя презрительно фыркнуть. Уж, какими плохими парнями и слыли альтмеры, но даже они не позволяли мертвым гнить у всех на глазах. Как нехорошо. Сюзи отвернулась и поджала губы. Больше всех был впечатлен Глиир. Он побледнел, вжал голову в плечи, скосил взгляд на надпись на полу у его ног и нервно сглотнул.
  Караван проехали далее по улице и повернув выехали на обшивную площадку, вестимо для торговли. Борис увел телеги почти в самый конец и заставил выставить их полукругом. Затем неожиданно подошел к клетке Келя и его сокамерников в сопровождении пары человек. Вампир приказал отковать и, вытащив из клетки, отвести к дальнему фургону, так как они временно не продаются. Люди послушались, посадили их у фургона, предварительно стянув руки широкими и прочными ремнями.
   В стражи поставили того самого высокого типа в черном, что вытаскивал телегу, когда они застряли. Келю было, мягко говоря, наплевать. Он уже строил планы побега. Его не останавливали связанные руки, больная нога и охранник. Сейчас не ночь, вампиров рядом нет, да и страж только один, пусть и зорко смотрящий.
//Посмотрим, как зорко он будет смотреть, когда его нос встретится с моим кулаком// - злорадно улыбнулся альтмер, уже чувствуя, что ему подфартило как нельзя лучше. - //Только бы сейчас никто не помешал...//

35

Когда они въехали в город, Ра'ота под отстал и отделился от каравана. Он знал где обычно Борис останавливается для продажи рабов и поэтому не боялся, что тех потеряет из виду. Вместо этого светлый эльф развернул едва волочащую ноги кобылку и направился к одному из кораблей. Хорошо, что на улице не было сейчас так много народа, ибо когда город проснётся весь. То тут на лошади даже не проедешь по толпе! 
Л'эрт заметил один корабль с рисунком на боку, привстал на стременах и помахал девушкам, что стояли у борта и о чем-то переговаривались. Не успел капитан привлечь внимание команды, как лошадь испугано заржала, вставая на дыбы, а под брюхо к ней метнулась черная тень. Мгновение и вот уже здоровая кошка с оскаленной пастью прыгнула на светлого эльфа, угрожающе рыча.

Пока работорговцы выводили рабов на торги, а Кель строил планы врезать здоровенному шкафу, стерегущего его, мимо охранника проскользнул черный силуэт. Припав к земле, пантера подкралась к рабам и замерла напротив Келя, помахивая хвостом. Её шею украшал стальной ошейник, а цепочка от него тянулась куда-то за повозку. Черная кошка сверкнула золотыми глазами. Её мускулы были напряжены, готовясь отправить сильное тело вверх, но внезапно она мяукнула и опустилась на свой мохнатый зад, клыкасто зевнула и уставилась на эльфа с сочувствием, словно взглядом соглашаясь с ним о его и своей нелегкой участи.
- А я говорю, что он вам понравиться! Борис, да куда ты дел этого баклажана? – раздался голос Л'эрт а откуда-то из-за повозок.
Пантера наклонила голову. Прислушиваясь к голосам, а потом демонстративно облизнула морду и, не убирая язык, накрыла им свой нос, вопросительно глянув на заключённого напротив. «Можешь так? А я вот могу! Смотри как здорово!" - так и говорили её глаза.
Тем временем показалась троица блондинистых эльфов. Наш всем любимый, покусанный и пыльный капитан и две цветущие буквально на солнце как начищенные золотые монеты дамы. Одна из них высокая и с короткими волосами остановилась и посмотрела на охранника рабов. С её губ сорвался восхищённый возглас:
- О боже, какой мужчина! – она быстро кинулась к тому, чуть ли не повиснув на шее, стала тыкать пальчиком в торс, затем распахнула на нем рубашку. – Вы только посмотрите, он сильный и большой! Шкаф! И вот даже есть… Только гляньте! Открывается, закрывается! – она стала то прижимать полы его рубашке к груди, то снова их распахивать.
- Рик, хватит доставать бедного вампира. Смотри, а то сбежит же и не будет у тебя любимого закрывающегося живого шкафа. – хмыкнул Лаэрт и присел на одно колено. – Девочка, иди ко мне, хватит обижаться, ты же знаешь, что по городу надо бегать в ошейнике и на привязи, а то люди тебя пугаются!
Пантера, не убирая языка от носа, демонстративно отвернулась от капитана и обвила лапы пушистым хвостом. Кэп не успел ничего сказать, а к баклажану уже приблизилась вторая дама с роскошной гривой волос.
- Ооо, кэп, ты был прав, но такой очаровательный! Щечки какие, а глазки! - эльфийка сжал щеки Келя и легонько стала тискать, а потом переместила свои пальчики на уши и легонько их подергала. - Красавец. прост красавец, и какой длинный! Так, где Борис! Я за него твой корабль продам!
- Ээй!!!
- Он такой миленький, ты только посмотри на этот великолепный, упругий, совершенный... - продолжала говорит Велория, от порыва радости подавшись вперед, оперившись коленом  землю между ног длинного светлого собрата. - Нос! - восхищенно закончила она и щёлкнула по этому самому органу. - Такой нос только у такого замечательного и потрясающего эльфа! Он у тебя такой большой! Такой горячий! Все девушки, небось, не сумели отказаться от твоего носа! А ты до него языком достать можешь?
- Он? Хороший? Пф! Дохляк! – заключила Рик, уже чуть ли не обившись вокруг "черного» вампира. Могла бы еще его упаковывать начинать, если было бы чем. – Мне вот этот нравиться, ты только посмотри какие у него упругие кубики! Вах-вах, такие кубики только в куб возводить!
Ра'ота ударил себя по лбу ладонью, слушай перебранку своих помощниц. И где Борис, когда он так нужен, чтобы они свое воркование переключили на вампира, который соответствует требованием обоих. Пантера же слушала все это в пол уха и флегматично помахивала хвостом, кося золотым глазом на раба, что сейчас тискала одна из спутниц хозяина. Когда та отвлеклась на ответ второй девушки, пантера подобрался поближе, поставила лапы эльфу на плечи и прижалась мордой к его лбу. Результат – язык, который она так и не убрала приклеился к его лбу, сполз вниз и лизнул того в длинный нос.

36

План был прост: вырубить охранника и бежать.
Дождавшись, когда охранник более-менее потеряет бдительность, Кель уже приподнялся и оперся на руки, чтобы быстро вскочить, однако эльфийский слух донес до него голоса из-за повозок. Кель мгновенно опустил задницу обратно на траву. Ну все. Теперь даже Глииру напрягаться уже не надо.
- Ну неееет, - с болью в голосе произнес альтмер, с вселенской тоской глядя на выплывающую из-за повозки троицу светлых эльфов.
  Кель кротко глянул в небеса.
//Не, ну вы серьезно, да?// - обратился он к жестоким богам этого мирка. Повеяло тоской и тленом.
  Еще больше безысходности прибавила черная здоровенная кошка. Эта зверина выглядела отнюдь не ласковым котенком, хотя по ее манерам можно сказать, что именно такой она и была. Пусть она и пребывала на цепочке с ошейником, но намордника на ней не было.
  Мудрее всех оказался Глиир. Он, гибкий, молодой и проворный, просто взобрался на ближайшее дерево от дурдома подальше, чтобы тихо наблюдать сверху.
  Кель же так поступить не смог. Потому что Кель охуевал. На него тут же накинулась длинноволосая эльфийка, как будто он был красивой шмоткой и со скидкой. Он сразу получил целый вагон комплиментов, которые так обожали мужчины. И это не считая комплимент от пантеры, в виде слюнявого и воняющего рыбой «поцелуя».
    Хорошо когда ты милый. Тебя умилительно тискают, спрашивая: "Это у кого такой красивый носик?" А ты виляешь хвостиком и, смущаясь, отвечаешь: "У меня". Кель про себя отметил, что ему очень нравится эта милая эльфийка. Только истинный эльф может оценить красоту носа своего собрата. 
- Этим языком, - не удержался Кель, - я могу не только до носа достать, крошка. Хочешь войти в то число не сумевших отказать?
  Альтмер схватил ее за пояс и притянул ближе. Для пущего эффекта еще очаровательно улыбнувшись и облизав губы. Однако мысли его витали далеко. Он думал, что эта девушка могла бы "насесть" на своего капитана и добиться разрешения увести его, Келя, подальше для, так сказать, продолжения. А уж дальше-то он бы сумел как-нибудь сливать. Может даже она в порыве страсти и путы перегрызла. Было бы вообще круто.
   Однако все вышло намного веселее. 
  Внезапно раздался топот множества ног, и к месту работорговли высыпала целая армада детей. Все они на мгновение остановились, а потом с воплями: "Кииииииисааааа!" бросились на пантеру. Убежать ей не удалось. Она, конечно, честно попыталась это сделать, но только в отчаянии кинулась с хозяину и опрокинув его на спину, прижалась к его груди, видимо моля о помощи. Однако цветы жизни были неумолимы. Они с восторженными криками бросились на пантеру и эльфа, не давая им даже подняться, хватая за одежду и цепочку.
  Тем временем из кучи-малы выбралась маленькая блондиночка с большими голубыми глазами и со всхлипами бросилась на шею длинноволосой эльфийки, как на самого няшного персонажа из всех ныне присутствующих. Убежать бы эльфийке тоже не удалось, так как Кель все еще держал ее за пояс. Или уже не держал? В принципе, уже ничто не держало самого Келя.
  - Спасибо, красавица, - шепнул Кель уже маленькой девочке и, высвободившись от эльфийки, вскочил на ноги. Никто не мог ему препятствовать бежать. Никто. Даже охранник. Ведь он, поддавшись на очарование коротковолосой эльфийки уволок ту в самые дальние заросли кустарника.
- Беги, малек! - рявкнул альтмер уже на бегу. Он старался не выть от боли в ноге, а надежда на успешный побег придавала ему сил. Кель бесследно скрылся в районе, что восточнее рыночной площади. Бирюзовый камзол быстрого, как тень, Глиира мелькнул меж домов к северу.
  Борис не отвлекался на счастливые крики детей. Дети ведь вечно кричат. Суровое начальство деловито беседовало с наипрекраснейшим юношей, что так внимательно приглядывался к опять расплакавшейся Сюзи.

37

Велория малек обалдела, когда от тискаемого ей эльфа внезапно возник взаимный порыв нежности и... какого стромкарлена он делает? И почему у него руки освобождены? Он же был связан! Эльфийка не успела запаниковать. Все же такой красавец, длинноногий, длинноносый… Одним словом мечта! И чего паниковать, когда тут тебе предлагают почку и нос.
Не успела она и обрадоваться от нахлынувшего на нее счастья, как тут прилетели толпы вопящего... мяса! Дети!! Велория испугано взвизгнула, когда на ее шее повисла маленькая девочка и рефлекторно обняла её и шлепнулась на пятую точку, скатившись с длинных ног понравившегося раба-эльфа. Лаэрту тоже досталось прилично, его дети уронили тоже на землю; при этом светлоэльфийский болезненно ушиб свой аппетитный и подтянутый зад. Да, у него не было стальных лях, а были мягкие и упругие холмики. Пантера долго не выдерживала тисканье ребяток, запрокинула голову и грозно взрыкнула, заставив детвору кинуться врассыпную.
Ра'ота потирая задницу, поднялся на ноги, и чуть было не хватился за голову. Эльф пропал, а второй на дерево залез еще и явно планировал, как дать стрекоча!
- Бегом за ним! - рявкнул капитан на Велорию, которая шокировано хлопала глазками и пыталась стряхнуть с себя повисшую тушку девочки. Та отрываться особо не хотелось, но дала эльфийке возможность дотащиться до дерева.
Л'эрт уже отстегнул патеру и велел ей взять след. За сбежавших рабов, Борис ему голову оторвет и будет ей жонглировать.
Велория отпихнула от себя малявку, погрозила той пальцем, а сама кинулась вдогонку за Глииром, пока этот прыткий эльфеныш не удрал. И куда Рик делась? Вот засранка, забрала себе своего вампира, нет бы помочь и догнать эту шмакодявку! Пробежав через часть фургонов, эльфийка заметила  помощника Бориса. Мужчина со шрамом через переносицу. Суровый на вид со всех сторон. Велория торопливо заговорила:
- Ваш мелкий раб убегает! - махнула рукой в сторону проулков к северу. Мужчина резко поднялся, окинув девушку хмурым взглядом и направился в указанном направление.
Тем временем пантера взяла след и бежала вперед, не обращая внимание на шарахающуюся в сторону толпу. Длинноногий эльф был ранен и по запаху крови было очень удобно. Но медленно, слишком медленно. Как бы капитан не был так же длинноног, его ручной зверушке приходилось останавливаться и нюхать землю.
Шпротина, стремглав скакала за своим Келем. Она явно не хотела покидать новоиспечённого хозяина, и стоило тому хоть на секунду замедлится, как шпротина ловкой пиявкой подпрыгнула и вцепилась в его рубашку. Послышался звук разрываемой ткани и клочок подхватил ветер, а клыкастый пирожок забрался вверх на голову ушастика и вцепилась в нее как в родимую, не собираясь отпускать, даже если эта голова отделиться от тела. Келю тем более было не до пирожков на его голове, когда его преследовали буквально по пятам.
- Так дальше не пойдет. – выдохнул он, упираясь руками в колени и пытаясь отдышаться. Пантера снова нюхала землю, недовольно фырчала и мотыляя головой, подбегая то к одному проулку, то к другому. Пират опустился на одно колено, коснувшись клочка ткани
земли и почувствовал как под его рукой толкнулась магия, точно живая.
- Найдите его. – произнес он тихо и поднялся, а затем повернул голову в сторону, прислушиваясь и шагнул к западу, куда с секундным опозданием скользнула черная тень его.
Пробегая мимо очередного переулка, к Келю внезапно дернулась из темноты травяное щупальце, схватило его за ногу и потянуло к себе в темноту. Еще парочка лиан вцепились в его ноги сильнее, утащив от посторонних глаз, пытаясь запеленать. Ра'ота успел заметить, как пантера скрывается   за углом, выскочил за ней и увидел как черная кошка кидается к Келю.

38

Мельвет был мечтательным и молодым человеком, который все никак не мог выйти из детства? не смотря на свои двадцать три. Он недавно устроился работать в алхимическую лавку помощником. Хозяйка была женщиной мудрой, но строгой и любила во всем порядок. Поэтому в такую рань Мельвет и поспешил в "Зеленую склянку", чтобы прибраться там. Юноша не выспался и страшно зевал с риском порвать рот. Он всю ночь читал ужастики про диких вампиров и не мог уснуть. Пока он шел в лавку ему тут и там казались красные глаза и сверкание клыков.
   Теперь же представьте, что творилось у него в голове, когда в переулке между "Зеленой склянкой" и рядом стоящей баней раздались яростные крики и рычание. Юноша побледнел, как наволочка и схватил в руки первые попавшиеся склянки.

  Кель ударился о землю и вскрикнул от боли в ушибленном плече.
//Только не это! Опять ты!// - он уже видеть не мог силуэт этого надоедливого эльфа и его огромной кошки. Выросшие из земли лианы обвили его ноги и не давали встать. Пантера, черной еле заметной в темноте переулка тенью, метнулась к нему. Альтмер выставил вперед связанные руки, пытаясь защититься, целясь кошке в горло.
//Проклятый мир!//
  В этот миг распахнулось окно домика слева, и истеричный высокий голос проорал:
- Сдохните во имя Астата!!!!
  И грянул гром от расколовшихся о землю склянок с непонятной бурдой. Разлетелись зеленая и ярко-розовая вспышки, окрашивая кирпичи домов в свои цвета. Лианы с хлопком превратились в одуванчики и рассыпались по переулку. Пантера, попавшая под удар, резко помолодела, шлепнувшись на землю маленьким черным котенком в центр звякнувшего ошейника. Мимо пробегавшая курица желтым пищащим цыпленком пронеслась дальше. Там где лианы касались келевых брюк и сапогов остались следы желтой одуванчиковой пыльцы, которая заволокла и все вокруг желтым туманом, заставив всех кашлять не хуже Рейстлина, мать его, Маджере.
  Кель вскочил на больные ноги и согнувшись пополам от кашля бросился бежать, огибая домик и там перемахнул через забор, оказавшись на дворе конюшни. В ту же минуту из конного двора вынеслась лошадь с высоким эльфов, который страшно матерился, забывая перейти на Альдмерит, и пытался прокашляться и прочихаться. Следом вывалилась толпа разгневанных конюхов и припустила следом с вилами наперевес. Больше всех радовалась шпротина. Она, как хвостик следовавшая за своим возлюбленным высоким эльфом, счастливо пищала, когда альтмер с улыбкой предложил ей перегрызть ему ремни на руках. Что собственно шпротинка и сделала, не забыв потом благодарственно облизать Келю ухо. Все любят келевы ушки.

В это время бледный от страха Глиир несся меж домов и выскочил на одну их главных улиц города. Мозг от страха не сообразил, что это было величайшей ошибкой, так как он стал прекрасно виден на горизонте. Однако длинные и худые ноги работали без устали, так как эльф уже давно привык бегать быстро и долго.
  Обернувшись, он увидел, как стремительно приближается к нему черная точка. Вампир. Глиир узнал в нем Киресмора, главного помощника Бориса, который отличался особо свирепым нравом. Глииру захотелось расплакаться. Ели он его поймает, то непременно сделает с ним нечто ужасное. Эльф видел, как тот подрубил пальцы Келю. Это отпечаталось в его мозгу, как собственное имя. //Зачем я побежал?! Зачем?!//
  Однако поздно уже было об этом думать. Глиир припустил еще быстрее по главной улице. Он уже слышал рычание вампира за своей спиной, когда из-за дома выехала на полой скорости груженая повозка. Возница, пухленький дядечка дружелюбной внешности, рванул на себя поводья, стараясь затормозить, но не сумел. Глиир резко рванул в сторону, к ближайшему дому. А с вампиром сыграла злую шутку его же собственная способность. Он не вовремя остановился и повозка снесла его на приглушенном ходу, завалив ящиками с тяжелым оружием.
  Так Киресмор стал тем, кто помог отечеству, об этом даже не задумываясь. Ведь тот самый дружелюбный на вид дядечка оказался предателем родины, сбывая отечественное оружие заграницу. Из-за дома уже вылетел отряд стражи Руаль-Ката во главе с квестором и окружил опрокинутую повозку. Возницу арестовали, а Киресмора пытались вывести из глубокого забытья, которое обещала быстро растущая шишка на лбу.
  Глиир, метущийся от страха, рванул тем временем в здание дальше по улице с резной вывеской "Библиотека".

39

Капитан пиратского корабля резко затормозил, как раз в тот момент, когда склянка разбилась и его обожаемая девочка шлёпнулась на зад черным котёнком. Пантера мяукнула с каким-то отчаяньем и с обидой в глазах посмотрела туда, откуда и упала эта треклятая склянка. Черный комок шерсти теперь был надут на весь мир из-за этого вселенского невезения.
Эльф как раз вовремя отпрыгнул от разливавшейся жидкости и повернулся в сторону беглеца, а того и след простыл. Только послышались крики конюхов и тут же из конюшне вылетела коняшка со всадником на нем. Л'эрт не стал медлить, метнулся к ближайшей коновязи, кинжалом перерезав натянутые поводья и вскочил на коня, разворачивая того за беглецом и пришпорив следом.
- Я верну! – рявкнул напоследок капитан опешившему мальчишке, что присматривал за конями. Шпротина пищала от радости, пытаясь удержаться на хозяине, попробуй это сделать, когда тебя то и дело пытается сдуть!
- Мяв! – вякнула громогласно черная как ночь кошка, вздыбив шерсть и быстро шмыгнула прочь из-под копыт коняшки. И то ли она стала причиной неудачи, то ли писк шпротины не понравился каким-нибудь богам, но лошадь Келя внезапно прижала уши к голове и затормозила , заскользив по вязкой грязи после дождя, остановилась. Прямо в нескольких метров от остановившейся лошади стоял и копал копытом землю черный бык с массивными рогами. Он наклонил голову, выдыхая из ноздрей пар. Позади быка маячил купец, что и продавал этого племенного красавца, хватался то за голову, то за сердце, не рискуя подойти к своей скотинке.
Лошадь сделала шаг назад, опустив ногу в чавкающую грязь, и этот-то звук и послужил разъяренному «муууу!", и бык кинулся вперед, наклонив голову с острыми рогами и кинулся на Келя. Лошадь же, не стала ждать приказов хозяина, первой же развернулась обратно и задала стрекоча. Шпротина заверещала и стала топтаться передними лапами по голове ушастика, теребонькая его волосы и превращая их в гнездо.
Ра'ота увидел, что на него несётся его же беглец, придержал коня, заставив того встать на дыбы, но увидел маячившего по пятам за баклажаном быка, круто развернулся сам и ударил коня пятка, и заставив того стрелой кинутся вперед. Коняшка Келя была труслива, поэтому уже в следующую секунду он буквально поравнялся с конем капитана, скача с ним наравне.
- Я же говорил, что твоя баклажановая тушка, приманивает монстров! Вот что это за дрянь за нами с рогами несется?  Сущий дракон!!
Кони галопом влетели обратно на стоянку каравана. Люди, что сновали мимо клеток с робами, бросились в рассыпную, когда мимо них промчались кони, а следом за ними разъярённая туша быка. Лошадка Келя испугалась метнувшихся в рассыпную людей буквально перед её мордой, взвилась на дыбы и завалилась на бок, дико взвизгнув.
Борис успел отпрыгнуть вместе с очаровательным юношей, что собрался покупать Сюзи, от пронесшегося мимо них коней, а затем и быка, что врезался рогами в одну из повозку, замычал злобно, пытаясь высвободить кончики рогов из деревяшки.
- Что за… Ра'ота, какого неведомого железного быка ты привел ко мне?!

Стоило эльфенку влететь в библиотеку и облегченно перевести дух. Дверь с шумом захлопнул, из за чего Глир получил клюкой от старика прямо по голове.
- Молодой человек! Потише тут пыхтите, это же библиотека! - прошмякал старичок, потирая спину и пошаркал дальше, но тут дверь снова распахнулась за спиной мелкого ушастика, пока тот потирал возросшую на его брюнетистой голове шишка, появилась блондинка с длинными волосами.
- Браааатик! – протянула Велория, цепко схватив низкорослика и прижала к себе, впиваясь коготками в его плечо и бок, чтобы тот даже рыпнуться не мог. – Ты так шустро убежал! Я переживала. Ну, пойдем же скорее, добрый папочка Борис нас уже заждался. Он так будет рад  видеть твою выгулявшуюся физиономию!

40

- Гребанный эльф! Гребанный бык! Гребанный МИР! - не переставая, ругался альтмер, пытаясь вновь обрести управление лошадью. Но та была лишком напугана и неслась вперед, туда, куда ему, Келю, совсем не нужно было. Кобылка альтмера поравнялась с конем эльфа, который тоже отчаянно ливал подальше от быка. Однако этот гад (я имею ввиду капитанствующего эльфа) прижал лошадку альтмера, заставляя нестись ее обратно к работорговцам.
- Я же говорил, что твоя баклажановая тушка, приманивает монстров! - подал голос светлый эльф. - Вот что это за дрянь за нами с рогами несется?  Сущий дракон!!
  Кель, не поворачивая головы, показал ему фак, согнув в локте руку.
  Когда кони вылетели на всех парах на рыночную площадь, там начался хаос, который местные жители с удовольствием заставили ответить на вопрос: "что за херня тут происходит?". Караванщики прыснули в стороны, спасаясь от быка, будто тот был инквизитором.
  Детишки, которые еще присутствовали тут, вскинули ручонки вверх и радостно взвизгнули, когда бык со всех дури влетел в ближайшую повозку. Сюзи, закатив глаза, выпала в обморок. Наипрекраснейший юноша даже не шелохнулся. Лишь ветерок от пронесшейся мимо него щепки слегка колыхнул прекрасные волосы, что ловили блики от рассветающих Серпов.
  Кель успел соскочить с кобылы и не сильно пострадал. Он лишь вскрикнул сквозь стиснутые зубы от боли в ноге. Помотав головой в поисках ливательного направления он приметил того самого светлого эльфа на лошади. Янтарные глаза сузились, на губах заиграла коварная улыбка.
  Подлетев к эльфу, Кель просто сдернул его с коня за ногу, запрыгнул в седло сам и ударил лошадь пятками. Животное всхрапнуло и с места рвануло в галоп.
  Не останавливая коня, Кель повернул к удаляющейся фигуре эльфа и с довольной улыбкой, прижал два пальца к брови, после чего вскинул руку. Шпротинка помахала эльфику лапкой.
  Конь вылетел с рыночной площади во время. На нее выскочила группа крестьян с вилами, жаждущих вернуть коней на место и впоследствии узревших эльфа и лежащую неподалеку еле живую кобылку.
  Что было дальше, Кель не видел. Он раскочегарил ливательный аппарат и несся на коне по-прежнему на восток, только теперь едва забирая к северу.

   Глиир пискнул от боли, когда клюка врезала ему по головушке. Схватившись за ушибленную макушку, эльфик уже заозирался по сторонам, ища укрытие, но не успел. На него налетела длинноволосая эльфийка в прямо таки вцепилась в него, говоря с дружелюбием ужасные по своему содержанию вещи. Глиир представил перед собой суровое лицо Бориса, который со злорадной ухмылкой хрустнул пальцами прямо перед его носом.
- Нееееееет! - Начал вопить, извиваясь, эльф. - Не надо! Пусти меня! Я не хочу к нему! Он меня на куски порвет! Пожалуйста, отпусти меня, сестренка! Прошу тебя!
  Глиир в свою очередь вцепился в эльфийку и поволок ее подальше от двери на улицу, вглубь библиотеки.
- Пожалуйста, не выдавай меня! - продолжил канючить, всхлипывая, напуганный Глиир. - Ты же не работаешь на него! Тебя пользы не принесет того, что ты меня схватила! Пожалуйста, дай мне убежать! Пожааааалуйста!
   Старик погрозил эльфам своей клюкой, призывая к тишине. Но Глииру было явно не до тишины.


Вы здесь » Поваренная книга » Упорьки » ✓ — Где макдак?! — Вон, макдак!