Поваренная книга

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Поваренная книга » Бутерброд с колбасой *_* » Попандос для Дани


Попандос для Дани

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

структура
Код:
/*************************************************************
A - SETUP
**************************************************************/
/* A1 Import the colour scheme
——————————————————————————————-*/
/* A1.1 */
  @import url(style_cs.css);
/* A2 Deal with browser defaults and wonkiness
——————————————————————————————-*/
/* A2.1 */
html, body {margin: 0; padding: 0}
/* A2.2 */
.punbb * {
  margin: 0
  }
/* A2.3 */
.punbb ul, .punbb dl, .punbb li, .punbb dd, .punbb dt {
  padding: 0;
  list-style: none;
  }
/* A2.4 */
.punbb img {
  border:none
  }
/* A2.5 */
.punbb .main table {
  table-layout: fixed;
  width: 100%;
  }
/* A2.6 */
.checkfield input[type="checkbox"], .radiofield input[type="radio"] {margin: 0 0.3em;}
/* A2.7 */
p[class="checkfield"] *,
div[class="checkfield"] *,
fieldset[class="radiofield"] * {
  height: 1.8em;
  vertical-align: middle
  }
/* A3 Text setup
——————————————————————————————-*/
/* A3.1 */
body {
  font-size: 94%;
  }
/* A3.2 */
.punbb {
  font: normal 70%  Verdana, Tahoma, Arial, Trebuchet MS, Sans-Serif, Georgia, Courier, Times New Roman, Serif;
  }
/* A3.3 */
.punbb textarea, .punbb input, .punbb select, .punbb optgroup {
  font: 1em  verdana, arial, helvetica, sans-serif
  }
/* A3.4 */
.punbb h1, .punbb h2, .punbb h3 {
  font-size: 1em;
  font-weight: bold;
  }
.punbb th {
  font-size: 0.9em;
  font-weight: bold;
  letter-spacing: 1px;
  }
/
/*.punbb .category th{
}
*/
.punbb h4, .punbb table {
  font-size: 1em;
  font-weight: normal;
  }
/* A3.5 */
.punbb h1 span, .punbb h2 span {
  font-size: 1.1em;
}
.punbb legend span {
  font-size: 1.1em;
  }
/* A3.6 */
.punbb pre {
  font: 1.1em/140% monaco, "bitstream vera sans mono", "courier new", courier, monospace
  }
/* A3.7 */
.punbb address, .punbb em {
  font-style: normal
  }
/* A3.8 */
.punbb .post-content em {
  font-style: italic
  }
/* A3.9 */
.punbb .post-content em.bbuline {
  font-style: normal;
  text-decoration: underline;
  }
/* A3.10 */
.punbb a {
  text-decoration: underline
  }
/* A3.11 */
.punbb optgroup {
  font-weight: bold;
  }
/* A4 Float clearing and hidden items
——————————————————————————————-*/
/* A4.1 */
#pun:after,
.punbb .container:after,
.punbb .post-links ul:after,
.punbb .main div.inline:after,
.punbb .post-box:after,
.punbb .linksb:after {
  clear: both;
  content: ".";
  display: block;
  height: 0;
  visibility: hidden;
  overflow:hidden;
  line-height: 0.0;
  font-size: 0;
  }
/* A4.2 */
.acchide,
#pun-index #pun-main h1,
#pun-navlinks h2,
#pun-pagelinks h2,
#pun-status h2,
#pun-ulinks h2,
.punbb .forum h2,
.punbb .multipage .topic h2,
.punbb dl.post-sig dt span,
.punbb p.crumbs strong,
.punbb .divider hr,
.punbb .required label em,
.punbb .formsubmit label,
.punbb .submitfield label,
.punbb .modmenu label,
#pun-userlist .main h2 {
  font-size: 0;
  height: 0;
  width: 0;
  line-height: 0.0;
  position:absolute;
  left: -9999px;
  overflow: hidden
  }
/* A5 Basic page layout and borders
——————————————————————————————-*/

/* A5.1 */
#pun {
  margin: 0px auto auto auto;
  width : 780px;
  padding: 0px 5px 0px 5px;

}


/* A5.2 */
.punbb {
  float: left;
  width: 100%;
  height: auto;
  }
/* A5.3 */
#pun-redirect, #pun-maint {
  margin: 50px 20% 12px 20%;
  width: auto;
  float: none;
  }
/* A5.4 */
.punbb .section, .punbb .main {
  margin-bottom: 0em;
  }
/* A5.5 */
.punbb .category, .punbb .post {
  margin-top: 0em;
  }
/* A5.6 */
.punbb #pun-category1, .punbb .toppost, .punbb .topicpost {
  margin-top: 0;
  }
/* 5.7 */
#pun-post .topic {
  margin-top: 0em;
  }
/* A5.8 */
/* A5.8 */
.punbb .section, .punbb .forum, .punbb .formal, .punbb .modmenu, .punbb .info,
.punbb .category, .punbb .post {
  border-style: solid none solid none;
  border-width: 1px 1px 1px 1px
  }
/* A5.9 */
.punbb .container {
  border-style: none;
  border-width: 1px;
  }
/* A5.10 */
#pun-main h1, .punbb .section h2, #pun-stats h2, #pun-debug h2 {
  padding: 0.3em 1em;
  border-style: solid none solid none ;
  border-width: 1px 1px 1px 1px;
  }
#pun-main h2 {
  text-align: center;
  padding: 0.3em 1em;
  border-style: none none none none ;
  border-width: 1px 1px 1px 1px;
}

/*************************************************************
B - MAIN CONTENT - GENERAL
**************************************************************/
/* B1 Parsed Content, Signatures and Scroll Boxes
——————————————————————————————-*/
/* B1.1 */
.punbb .post-content {
  padding: 0;
  margin: 0;
  width: 100%;
  overflow: hidden;
  }
/* B1.2 */
.punbb .post-sig dt {
  display: block;
  border-top: 1px solid #888;
  width: 250px;
  margin: 5px 0;
  }
/* B1.3 */
.punbb .post-content p {
  margin: 0;
  padding: 0 0 1em 0;
  line-height: 150%;
  }
/* B1.4 */
.punbb .post-content img {
  vertical-align: text-bottom
  }
/* B1.5 */
.punbb .post-content img.postimg {
  vertical-align: middle;
  }
/* B1.6 */
.punbb .post-content .blockcode, .punbb .post-content blockquote {
  width: 100%;
  overflow: hidden;
  }
/* B1.7 */
.punbb .post-content .scrollbox {
  width: 100%;
  overflow: auto;
  }
/* B1.8 */
.punbb .post-content .quote-box, .punbb .post-content .code-box {
  margin: 0.4em 1.8em 1.4em 1.8em;
  padding: 1em;
  border-style: solid;
  border-width: 1px;
  }
/* B1.9 */
.punbb .quote-box cite, .punbb .code-box strong.legend {
  display: block;
  padding-bottom: 0.7em;
  font-size: 1.1em;
  font-weight: bold;
  font-style: normal;
  margin: 0;
  }
/* B2 Information boxes
——————————————————————————————-*/
/* B2.1 */
.punbb .info-box {
  padding: 1.1em 1.7em 1em 1.7em;
  border-style: solid;
  border-width: 1px;
  margin: 0 0 1.1em 0;
  }
/* B2.2 */
.punbb .info-box * {
  padding: 0 0 0.7em 0;
  }
/* B2.3 */
.punbb #pun-main .info-box .legend {
  font-size: 1.1em;
  font-weight: bold;
  }
/* B3 Pagination and posting links
——————————————————————————————-*/
/* B3.1 */
.punbb .linkst {
  float: left;
  position: relative;
  width: 100%;
  font-size: 1.1em;
  height: 0;
  }
/* B3.2 */
.multipage {
  margin-top: 3em;
  }
/* B3.3 */
.linkst .pagelink {
  position: absolute;
  top: -4em;
  left: 1em;
  width: 24em;
  }
/* B3.4 */
.linkst .postlink {
  position: absolute;
  top: -4em;
  right: 1em;
  width: 16em;
  text-align: right;
  font-weight: bold;
  }
/* B3.5 */
.punbb .linksb {
  text-align: right;
  padding: 0.4em 1em 0.5em 1em;
  font-size: 1.1em;
  }
/* B3.6 */
.linksb .pagelink {
  float: left;
  width: 24em;
  text-align: left;
  }
/* B3.7 */
.linksb .postlink {
  float: right;
  width: 16em;
  font-weight: bold
  }
/* B3.8 */
.subscribelink {
  clear:both;
  padding-top: 0.3em;
  padding-bottom: 0.5em;
  }
/*************************************************************
C - MAIN CONTENT - SPECIFIC
**************************************************************/
/* C1 Form layout
——————————————————————————————-*/
/* C1.1 */
.punbb .formal .container {
  padding: 1.7em 2.3em 1.1em 2.3em;
  }
/* C1.2 */
.punbb .formsubmit {
  padding: 0 0 0 1.7em;
  margin: 1em 0 0 0;
  }
/* C1.3 */
.punbb .formsubmit input, .punbb .formsubmit a, .punbb .formsubmit span {
  margin: 0 0.6em 0 0
  }
/* C1.4 */
.punbb fieldset {
  border-style: solid;
  border-width: 1px;
  padding: 0 18px 0 18px;
  margin: 0 0 1em 0
  }
/* C1.5 */
.punbb fieldset legend {
  padding: 0;
  margin: 0 0 0 11px;
  font-size: 1.1em
  }
/* C1.6 */
.punbb fieldset legend span {
  padding: 0 5px;
  margin: 0 0 0 -15px;
  }
/* C1.7 */
.punbb fieldset fieldset {
  border-style: none;
  margin: 0;
  padding: 0 0 8px 0
  }
/* C1.8 */
.punbb .fs-box {
  padding: 1em 0 0.8em 0;
  }
/* C1.9 */
.punbb .fs-box p, .punbb .fs-box fieldset {
  padding: 0 0 0.8em 0
  }
/* C1.10 */
.punbb .inline .inputfield, .punbb .inline .selectfield, .punbb .inline .passfield {
  float: center;
  margin-right: 1em;
  }
/* C1.11 */
.punbb .inline .infofield {
  clear:both
  }
/* C1.12 */
.punbb .datafield br {
  display: none
  }
/* C1.13 */
.punbb .required label, .punbb .datafield span.input {
  font-weight: bold
  }
/* C1.14 */
.punbb .datafield span.input a {
  font-weight: normal;
  }
/* C1.15 */
.punbb .areafield span.input, .punbb p.longinput span.input {
  display: block;
  padding: 0 4em 0 0;
  height: 100%; /* For IE */
  }
/* C1.16 */
.punbb textarea, .punbb .longinput input {
  width: 64%;
  margin: 0;
  }
/* C1.17 */
.punbb .hashelp {
  position: relative;
  }
/* C1.18 */
.punbb .helplinks {
  display: block;
  position: absolute;
  top: 1em;
  right: 0;
  font-weight: normal;
  width: 36%;
  }
/* c1.19 */
.punbb #profile .helplinks {
  top: 1.5em;
  }
/* C1.20 */
.punbb .helplinks span {
  display: block;
  padding-bottom: 0.2em;
  }
.punbb .helplinks span INPUT {
  margin: 0px 2px 2px 0px;
}
/* C1.21 */
#pun-post .formal .info-box li {
  padding-left: 4px;
  list-style-type: square;
  list-style-position: inside;
  line-height: 1.5;
  margin: 0;
  }
/* C2 Table layout
——————————————————————————————-*/
/* C2.1 */
.punbb .main .tcl {
  overflow: hidden;
  text-align: left;
  width: 50%;
  }
/* C2.2 */
.punbb .main .tc2, .punbb .main .tc3, .punbb .main .tcmod {
  text-align: center;
  width: 10%;
  }
/* C2.3 */
.punbb .main .tcr {
  overflow: hidden;
  text-align: left;
  width: 30%;
  }
/* C2.4 */
#pun-userlist .main .tcl,
#pun-searchtopics .main .tcl,
#pun-modviewforum .main .tcl {
  width: 40%
  }
/* C2.5 */
#pun-userlist .main .tc2,
#pun-searchtopics .main .tc2 {
  text-align: left;
  width: 20%;
  }
/* C2.6 */
#pun-debug table .tcl {
  width: 15%;
  white-space:normal;
  }
/* C2.7 */
#pun-debug .tcr {
  width: 90%;
  white-space: normal;
  }
/* C2.8 */
#pun-index .tcl h3 {
  font-size: 1.2em;
  font-weight: bold;
  }
/* C2.9 */
.punbb td span.youposted {
  font-weight: bold;
  margin-left: -1em;
  position: absolute;
  }
/* C2.10 */
.punbb td .modlist {
  display: block;
  padding-top: 0.3em
  }
/* C2.11 */
.punbb .main td {
  border-style: solid none none solid;
  border-width: 1px 0 0 1px;
  padding: 0.8em 1em;
  }
/* C2.12 */
.punbb .main th {
  border: none;
  padding: 4px 1em 6px 1em;
  }
/* C2.13 */
.punbb .main .tcl {
  border-left-style: none;
  border-left-width: 0;
  }
* html .tclcon {height: 1px}


/* C2.14 */
.punbb tbody.hasicon td.tcl {
  padding-left: 2.0em
  }

/* C2.15 */
.punbb div.icon {
  float: left;
  display: block;
  height: 84px;
width: 81px;
margin-left: 1px;
margin-right: 5px;
}

/* C2.14 */
.punbb td div.tclcon {
margin-left: 48px;
}


/* C3 Topics
——————————————————————————————-*/
/* C3.1 */
.punbb .post .container {
  border-style: none solid solid solid;
  border-width: 1px;
  margin-top: -1px;
  padding-bottom: 1px;
  }
/* C3.2 */
.punbb .post h3 {
  border-style: solid solid none solid;
  border-width: 1px;
  }
/* C3.3 */
.punbb .post h3 span {
  border-left: 1px solid #1A1A1A;
  padding: 0.5em 1em;
  display: block;
  margin-left: 19em;
  }
/* C3.4 */
.punbb .post h3 strong {
  float: right;
  width: 5em;
  text-align: right;
  font-weight: normal;
  }
/* C3.5 */
.punbb .post .post-author {
  float: left;
  width: 19em;
  margin-top: -1.8em;
  overflow: hidden;
  }
.punbb .post li.pa-author {
  padding-bottom: 1.2em;
  }
/* C3.6 */
.punbb .post .post-author ul, .punbb .post .post-author p {
  padding: 1em 1em 1em 1em;
  line-height: 140%;
  }
/* C3.7 */
.pa-author {
  font-size: 1.1em;
  font-weight: bold;
  }
/* C3.8 */
.pa-author a {
  text-decoration: underline
  }
/* C3.9 */
li.pa-title {
  padding-bottom: 0em;
  }
li.pa-online {
  line-height: 0.8em;
  border-left-style: solid;
  border-left-width: 0.7em;
  padding-left: 0.4em;
  margin-top: 0.7em;
  }
/* C3.11 */
.punbb .post-body {
  margin-left: 19em;
  border-left-style: solid;
  border-left-width: 1px;
  padding: 0 0 1px 0;
  }
/* C3.12 */
.punbb .post-box {
  padding: 1em;
  }
/*C3.13 */
.punbb fieldset .post-box {
  margin-bottom: 0.8em
  }
/* C3.14 */
.punbb .post-links {
  margin-left: 19em;
  border-left-style: solid;
  border-left-width: 1px;
  }
/* C3.15 */
.punbb .post-links ul {
  padding: 0 1em 0 0;
  height: 2em;
  line-height: 2em;
  margin-left: -19em;
  border-top-style: dashed;
  border-top-width: 1px;
  background: transparent;
  text-align: right;
  }
/* C3.16 */
.punbb .post-links li {
  display: inline;
  padding-left: 1em;
  }
/* C3.17 */
.pl-email, .pl-website {
  float: left;
  }
/* C3.18 */
.punbb .clearer {
  clear: both;
  height: 0;
  font-size: 0;
  }
/* C4 Moderator menu
——————————————————————————————-*/
/* C4.1 */
.punbb .modmenu .container {
        margin-top: 4px;
  padding: 0.5em 1em;
  text-align: right;
  }
/* C4.2 */
.punbb .modmenu strong, .punbb .modmenu a {
  height: 1.8em;
  line-height: 1.8em;
  }
/* C4.3 */
.punbb .modmenu .container strong {
  float: left;
  }
/* C4.4 */
.punbb .modmenu input {
  margin-left: 1em;
  }
/* C5 Message boxes
——————————————————————————————-*/
/* C5.1 */
.punbb .info .container {
  padding: 0.8em 1em
  }
/* C5.2 */
.punbb .info .container .backlink {
  padding-top: 0.8em;
  }
/* C6 Profile
——————————————————————————————-*/
/* C6.1 */
#profile .container {
  padding-left: 18.6em;
  }
/* C6.2 */
#profilenav {
  float: left;
  width: 14em;
  margin-left: -16.3em;
  display: inline;
  }
/* C6.3 */
#profilenav li {
  padding-bottom: 0.8em;
  font-weight: bold;
  }
/* C6.4 */
#viewprofile ul, #profilenav ul {
  border-style: solid;
  border-width: 1px;
  padding: 1.5em 18px 0.8em 18px;
  margin: 0 0 1em 0;
  }
/* C6.5 */
#viewprofile h2, #profilenav h2 {
  background: transparent;
  border: none;
  padding: 0 0 0 0;
  margin: 0 14px -0.6em 14px;
  }
/* C6.6 */
#viewprofile h2 span, #profilenav h2 span {
  padding: 0 5px;
  position: relative;
  }
/* C6.7 */
#viewprofile li, #setmods dl {
  padding: 0 0 0 16em;
  margin-bottom: 0.2em;
  }
/* C6.8 */
#viewprofile li span {
  float: left;
  width: 14em;
  margin-left: -16em;
  padding: 0.5em 1em;
  font-weight: bold;
  }
/*C6.9 */
#setmods dt {
  float: left;
  width: 14em;
  margin-left: -16em;
  padding: 0.8em 1em;
  font-weight: bold;
  display: inline;
  }
/* C6.10 */
#viewprofile li strong, #viewprofile li div, #setmods dd {
  display: block;
  padding: 0.5em 1em;
  font-weight: normal;
  }
/* C6.11 */
.punbb img.avatardemo {
  float: right;
  margin: 0 0 0.8em 1.8em
  }
/* C7 User list
——————————————————————————————-*/
/* C7.1 */
#pun-userlist .formal, #pun-userlist .formal .container {
  border-bottom: none;
  margin-bottom: 0;
  }
/* C7.2 */
#pun-userlist .usertable .container {
  padding: 0 2.3em 2.3em 2.3em;
  border-top: none;
  }
/* C7.3 */
#pun-userlist .usertable table {
  border-style: solid;
  border-width: 1px;
  }
/*************************************************************
D - PUNBB SECTIONS OTHER THAN MAIN CONTENT
**************************************************************/
/* D1 Logo and description
——————————————————————————————-*/
/* D1.1 */
#pun-title {
        border-style: none;
        border-width: 0px;
        margin-bottom: 0px;

}
/* D1.2 */
#pun-title h1 {
        display : block;
        height : 200px;
        margin: -1px 0px 0px -1px;
}
/* D1.3 */
#pun-title .container {
      border-style: none;
      padding: 0 1em 0.8em 1em;
  }
/* D1.4 */
#pun-title h1 span  {
  display: none;
  }

#pun-title h1 span  {
  font-size: 1.5em;
  }
#pun-title table {
background-image : url(картинка); 
background-repeat : no-repeat;
background-position: center;
border: none;
  height: 605px;
  width: 900px;
  
}

#pun-title TD.title-logo-tdr {
  border: none;
  width: 468px;
  vertical-align: top;
  padding-top: 2px;
  position: absolute;
  left: 31%;
  top: 0;
}

/* D2 Page navigation
——————————————————————————————-*/
/* D2.1 */
#pun-pagelinks {
  position: absolute;
  top: -15px;
  left: 0;
  margin: 0;
  border: none;
  padding: 0;
  width: 100%;
  }
/* D2.2 */
#pun-pagelinks .container {
  background: transparent;
  border: none;
  padding: 0
  }
/* D2.3 */
#pun-pagelinks .container li {
  display: inline
  }
/* D2.4 */
#pun-pagelinks li a, #pun-pagelinks a:link, #pun-pagelinks a:hover {
  height: 2em;
  line-height: 2em;
  padding: 0;
  font-size: 1.2em;
  margin-left: -9999px;
  display: block;
  float:left;



  width: 100%;
  }
/* D2.5 */
#pun-pagelinks a:active, #pun-pagelinks a:focus {
  position:relative;
  margin: 0;
  }
#pun-pagelinks li a span {
  display:block;
  margin: 0 1em
  }
/* D3 Forum navigation
——————————————————————————————-*/
/* D3.1 */
#pun-navlinks, #pun-navlinks .container {
  border-style: none;
  border-width: 0;
  margin: 0;
  }
/* D3.2 */
#pun-navlinks .container {
  padding: 0.7em 1em;


  }
/* D.3 */
#pun-navlinks li {
  display: inline;
  padding-right: 1em;
  }
/* D3.4 */
#pun-navlinks li a {
  font-size: 1.1em;
  }
/* D4 User links
——————————————————————————————-*/
/* D4.1 */
#pun-ulinks  {
  margin-top: 0;
  }
/* D4.2 */
#pun-ulinks .container {
  border-top: none;
  padding: 0.7em 1em;
  }
/* D4.3 */
#pun-ulinks li, #pun-ulinks li a {
  display: inline;
  border-left-style: solid;
  border-left-width: 1px;
  white-space: nowrap;
  }
/* D4.4 */
#pun-ulinks li a {
  padding: 0 0.3em 0 0.6em
  }
/* D4.5 */
#pun-ulinks li.item1, #pun-ulinks li.item1 a {
  border-left-style: none;
  border-left-width: 0;
  padding-left: 0
  }
/* D5 Welcome box and Top Breadcrumbs
——————————————————————————————-*/
/* D5.1 */
#pun-status, #pun-status .container {
  border-bottom: none;
  margin-bottom: 0;
  }
/* D5.2 */
#pun-status .container {
  padding: 0.8em 1em 1em 1em;
  }
/* D5.3 */
#pun-status span {
  white-space: nowrap;
  margin-right: 0.5em;
  }
/* D5.4 */
#pun-crumbs1 {
  font-weight: bold;
  overflow: hidden;
  margin-top: 0;
  }
/* D5.5 */
#pun-crumbs1 p.container {
  border-top: none;
  padding: 1em 1em 0.8em 1em;
  font-size: 1.1em;
  }
/* D5.6 */
#pun-break1 {
  margin: 0 1em;
  border-style: solid none;
  border-width: 1px 0;
  height: 0;
  margin: -2px 1em;
  position: relative;
  z-index: 1;
  }
/* D6 Announcement
——————————————————————————————-*/
/* D6.1 */
#pun-announcement h2 {
  padding: 0;
  margin: 0 1em -3.5em 1em;
  border-style: none none solid none;
  border-width: 0 0 1px 0;
  position: relative;
  font-weight: bold;
  }
/* D6.2 */
#pun-announcement h2 span {
  display: block;
  padding: 1em 0 0.8em 0;
  border-bottom-style: solid;
  border-bottom-width: 1px;
  }
/* D6.3 */
#pun-announcement .container {
  padding: 4.3em 1em 1em 1em;
  }
/* D7 Statistics
——————————————————————————————-*/
/* D7.1 */
#pun-stats .container {
  padding: 0.8em 1em
  }
/* D7.2 */
#pun-stats li.item1, #pun-stats li.item2 {
  float: left;
  clear: both;
  line-height: 150%;
  }
/* D7.3 */
#pun-stats li.item3, #pun-stats li.item4 {
  text-align: right;
  line-height: 150%;
  }
/* D7.4 */
li#onlinelist {
  margin-top: 1em;
  border-top-style: solid;
  border-top-width: 1px;
  float: left;
  width: 100%;
  line-height: 130%;
  }
/* D7.5 */
li#onlinelist div {
  border-top-style: solid;
  border-top-width: 1px;
  padding: 0.7em 0 0 0;
  }
/* D8 Quick Jump - About - Bottom Breadcrumbs
——————————————————————————————-*/
/* D8.1 */
#pun-qjump {
  margin: 0;
  border: none;
  width: 50%;
  position: relative;
  float: left;
  }
/* D8.2 */
#pun-qjump .container {
  border: none;
  background: transparent;
  padding: 0.8em 1em;
  }
/* D8.3 */
#pun-about {
  margin-top: 0;
  }
/* D8.4 */
#pun-about .container {
  border-top-style: none;
  text-align: right;
  line-height: 150%;
  padding: 0.8em 1em;
  }
/* D8.5 */
#pun-about p span {
  display:block;
  padding-left: 50%;
  }
/* D8.6 */
#pun-crumbs2 {
  font-weight: bold;
  overflow: hidden;
  margin-bottom: 0;
  border-bottom: none;
  }
/* D8.7 */
#pun-crumbs2 .container {
  border-bottom: none;
  padding: 0.8em 1em;
  font-size: 1.1em;
  }
/* D8.8 */
#pun-break4 {
  margin: -2px 1em;
  border-style: solid none;
  border-width: 1px 0;
  position: relative;
  height: 0;
  z-index: 1;
  }
/* D8.9 */
div.punbb-admin #pun-about .container {
  border-top-style: solid;
  border-top-width: 1px;
  }
/* D9 Help file
——————————————————————————————-*/
/* D9.1 */
#pun-help .formal .info-box h3.legend {
  border-bottom-style: solid;
  border-bottom-width: 1px;
  padding-bottom: 0;
  margin-bottom: 0.8em;
  }
/* D9.2 */
#pun-help .formal .info-box h3.legend span {
  padding-bottom: 0.6em;
  display: block;
  border-bottom-style: solid;
  border-bottom-width: 1px;
  font-size: 1.1em;
  }
/* D9.3 */
#pun-help .formal p, #pun-help .formal dd {
  margin-bottom: 1em
  }
/* D9.4 */
#pun-help .formal ul, #pun-help .formal dl {
  padding: 0 0 0 1em
  }
/* D9.5 */
#pun-help .formal li {
  padding: 0;
  line-height: 130%
  }
/* D9.6 */
#pun-help .formal li * {
  vertical-align: text-top
  }
/* D9.7 */
#pun-help .formal dt span {
  font: 1.4em/120% monaco, "bitstream vera sans mono", "courier new", courier, monospace
  }
/* D9.8 */
#pun-help .formal .parsedmsg, #pun-help .formal .parsedmsg .incode {
  padding-bottom: 0;
  }
#pun-title table tbody tr .title-logo-tdr {position: absolute; z-index: 1; left: 465px; top:15px
}
цвета
Код:
/* CS1 Background and text colours
——————————————————————————————-*/

html, body {background-color: #c7bfac; background-image: url(); background-repeat: no-repeat; background-attachment: no-fixed;
background-position: top center;
color: black;}
BODY {background:fixed;}

/* CS1.1 */
.punbb .section .container, .punbb .post-body, .punbb .post-links, .punbb td.tc2, .punbb td.tc3,
.punbb .formal fieldset .post-box, #viewprofile li strong, #viewprofile li div, #setmods dd,
.punbb .info-box, .punbb #pun-main .info-box .legend {
  background-color: #c7bfac;
  color: #350808;
  }

/* CS1.2 */
.punbb .main .container, .punbb .post .container, .punbb .post h3, .punbb-admin #pun-admain .adcontainer {
  background-color: #c7bfac;
  color: #350808;
  }

/* CS1.3 */
#pun-stats h2, .punbb .main h1, .punbb .main h2, #pun-debug h2, .punbb-admin #pun-admain h2 {
}
#pun-stats h2 {
  background: url(http://se.uploads.ru/9zAg5.png) no-repeat top center;
  color: #bcbcbc;
  margin-bottom: 20px;
  font-family: Monotype Corsiva;
  text-align: center;
  font-size: 2.4em;
}

.punbb .main h2 {
  background: url(http://se.uploads.ru/9zAg5.png) no-repeat top center;
  color: #bcbcbc;
  margin-center: 500px;
font-family: Monotype Corsiva;
text-align: center;
font-size: 2.2em;
}

/* CS1.4 */
#pun-title, #pun-title .container, .punbb .modmenu .container {
  background-color: transparent;
  color: #360808;
  }

/* CS1.5 */
.punbb legend span, #viewprofile h2 span, #profilenav h2 span, .punbb-admin #pun-admain legend span {
  background-color: #c7bfac;
  color: #350808
  }

/* CS1.6 */
.punbb .post h3 span, .punbb th, #viewprofile li, #setmods dl  {
  background-color: #c7bfac;
  color: #350808
  }

/* CS1.7 */
.punbb .quote-box, .punbb .code-box {
  background-color: #9f9989;
  color: #360808
  }

/* CS1.8 */
#pun-navlinks .container {
  background-color:  transparent;
  color: #c7bfac;
  text-align: center;
  }
#pun-ulinks .container {
  background: none;
  text-align: center;
}

.offline li.pa-online strong {
  font-weight: normal
  }

.punbb textarea {
  background-color: #c7bfac;
  color: #350808;
  font-weight: normal
}

.punbb select, .punbb input {
  background-color:  #c7bfac;
  color: #350808;
  font-weight: normal
}

/* CS2 Border colours
——————————————————————————————-*/

/* CS2.1 */
.punbb .container, .punbb .post-body, .post h3, #pun-title {
  border-color: #360808 #c7bfac #360808 #c7bfac
  }

/* CS2.2 */
.punbb .section, .punbb .forum, .punbb .formal, .punbb .modmenu, .punbb .info,
.punbb .category, .punbb .post {
  border-color: #c7bfac
  }

/* CS2.3 */
#pun-stats h2, .punbb .main h1, .punbb .main h2, #pun-debug h2, .punbb-admin #pun-admain h2 {
  border-color: #c7bfac;
  }

/* CS2.4 */
.punbb td, .punbb fieldset, #viewprofile ul, #profilenav ul, .punbb .post .post-body,
.punbb .post h3 span, .post-links ul, .post-links, .usertable table {
  border-color: #c7bfac;
  }

/* CS2.5 */
.punbb th {
  border-color: #c7bfac
  }

/* CS2.6 */
.punbb .quote-box, .punbb .code-box {
  border-color: #c7bfac #c7bfac #c7bfac #c7bfac;
  }

#pun-ulinks li, #pun-announcement h2 span, li#onlinelist, #pun-help .formal .info-box h3.legend span {
  border-color: #360808
  }

#pun-ulinks li a, #pun-announcement h2, li#onlinelist div, #pun-help .formal .info-box h3.legend {
  border-color: #360808
  }

.punbb .divider {
  border-color: #360808 #360808 #c7b693 #c7b693
  }

.punbb .formal fieldset .post-box, .punbb .info-box {
  border: 1px solid #c7b693;
  }

li.pa-online {
  border-left-color: #c7b693;
  }

.punbb .post-sig dt {
  border-top-color: #c7b693 !important;
  }

/* CS3 Links
——————————————————————————————-*/

/* CS3.1 */
.punbb a, .punbb a:link, .punbb a:visited,
.punbb-admin #pun-admain a, .punbb-admin #pun-admain a:link, .punbb-admin #punbb-admain a:visited {
  color: #987A56;
    border-bottom: 0px none #543;
  text-decoration: none;
  text-shadow: 1px 1px 1px #353535;

  }

div.icon {
background:url(http://forumfiles.ru/files/0011/52/d4/69316.png) no-repeat;
}

tr.inew div.icon {
background:url(http://forumfiles.ru/files/0011/52/d4/81124.png) no-repeat;
}

tr.iclosed div.icon {
background:url(http://forumfiles.ru/files/0011/52/d4/17692.png) no-repeat;
}

tr.isticky div.icon {
background:url(http://forumfiles.ru/files/0011/52/d4/34981.png) no-repeat;
}

.punbb li.isactive a, .punbb li.isactive a:link, .punbb li.isactive a:visited {
  color: #381509;
  font-weight: normal;
  text-shadow: 1px 1px 1px #4381509;
  }

/* CS3.2 */
.punbb a:hover, .punbb a:focus, .punbb a:active, .punbb-admin #pun-admain .nodefault,
.punbb-admin #punbb-admain a:hover, .punbb-admin #punbb-admain a:focus, .punbb-admin #punbb-admain a:active {
  color: #3D3B5C;
  border-bottom: 0px none #543;
  text-decoration: none;
  font-weight: none;
  text-shadow: 1px 1px 1px #381509;
  }

/* CS3.3 */
#pun-navlinks a {
  color: #381509;
  border-bottom: 0px none #543;
  text-decoration: none;
  font-weight: normal;
  font-style: normal;
  font-family: "Times New Roman";
  text-transform: uppercase;
  text-shadow: 1px 1px 1px #442d25;
  }

/* CS3.4 */
#pun-navlinks a:hover, #pun-navlinks a:focus, #pun-navlinks a:active {
  color: #381509;
  font-weight: normal;
  font-style: normal;
  border-bottom: 0px none #543;
  text-decoration: none;
  text-transform: uppercase;
  }

#pun-pagelinks a:active, #pun-pagelinks a:focus {
  background-color: #543;
  color: #381509;
  font-weight: bold;
  text-shadow: 1px 1px 1px #442d25;
  }

/* CS4 Post status icons
 ——————————————————————————————-*/

HTML {
background-image: url("http://s1.uploads.ru/i/BDOdn.jpg"); background-repeat: repeat; background-position: center top; 
background-color: #c7bfac;
}

body { 
background-image: url("http://se.uploads.ru/4jxcG.png");
background-position: center top;  
background-attachment:scroll;
background-repeat: no-repeat;
}

#pun_wrap {  
background: url("http://se.uploads.ru/CXdgc.png") no-repeat center bottom;
padding-bottom: 300px;
}

2

Мне не нравился Анклав. Все здесь было выполнено в анархичном стиле. Любой соломинки хватило бы, чтобы переломить здешний хребет спокойствия, просто никто не собирался этого делать.[float=right]http://cs623627.vk.me/v623627830/18886/7TSfsCQHdgE.jpg[/float] Мне стоило бы признать, что и Империя держится на честном слове. Но терранцы достигают этого совершенно иным путем.
Путем порядка и законности. Последовательности. Прямоты.
Единственное, что мне определенно понравилось в Анклаве, было отношение к любому, кто пожелает здесь обосноваться. Единственным условием нахождения здесь была стойкость твоей личности.
В любом другом случае предстояло покинуть эти края. Или умереть.
Как бы то ни было, оказавшись вне Анклава чувствуешь себя поближе к небесам.
[float=right][audio]http://pleer.com/tracks/5904147JSXB[/audio][/float]

Отредактировано Адня (2015-02-20 11:14:03)

3

http://se.uploads.ru/t/K0Xwv.png

Мужчина сидел у небольшого костра, разведенного им же, вытянув к нему руки. Однако пламя, языки которого слегка подрагивали, не согревали его. Казалось, что огонь – это лишь декоративный элемент, случайно затесавшийся в эту особо тёмную ночную картину Диких Земель. Неподалеку, в километре, или около того, встало лагерем «Затмение», однако человек об этом, кажется, и не задумывался.[float=right]http://cs623627.vk.me/v623627830/1886a/faHmdmr3nZs.jpg
[/float] Его взгляд, блуждающий по ту сторону слабо освещаемой ночи, ясно говорил, какого рода холод окутывал его. Холод собственных страхов, холод пережитых часов. Тот неповторимый внутренний холод, вырывающийся из сердца, и мгновенно пожирающий все тело, лишающий способности испытывать любые другие чувства. Трудно было сказать, когда он здесь появился, этот мужчина, но посреди ночи у него внезапно появилась компания.
Потрепанного вида старец молча уселся напротив человека. Создавалось впечатление, что он совсем не заметил хозяина этого неуютного лагеря мрака собственной души. Он просто уставился в центр пламени. Его, видимо, совершенно не волновало, что он может опалить себе брови – так близко он был к огню.
Человек поднял голову, хмуро рассматривая посетителя. Тот не отрывался от своего занятия.
- Кальдэр из дома Моросэ, - неохотно буркнул мужчина. Никакой реакции от старика не последовало. Он продолжал что-то внимательно разглядывать в языках пламени, которые всё также легко трепетали на слабом ветру. Забавно. Даже такого хватало, чтобы продувало насквозь.
- Вариан, из клана монстроловов Назлиг, - сделал еще одну попытку человек. Однако результата он не добился и сейчас. Старец был неподвижен. Он врос в пейзаж, став его неотъемлемой мрачной частью. Казалось, он даже не дышал и не моргал. Вся эта ночь становилась всё мрачнее и мрачнее. В жизни есть вещи, которые ты не выбираешь — это то, как ты себя чувствуешь.

http://se.uploads.ru/t/28Khi.png

Ночь продолжалась. Ветер то затихал, то объявлялся вновь, забираясь под самые толстые слои одежды. Его прикосновения были мимолетны; он будто примеривался, прощупывал оборону. [float=right]http://cs623627.vk.me/v623627830/18871/5zQr_0aSWOY.jpg[/float] Костёр словно отпугивал его, но это была пустая бравада, которая, впрочем, все еще не была раскрыта. Первый снег начал прощупывать почву, неуверенно пытаясь отыскать и свое место у пламени, но пока что у него ничего не получалось.
- Редко когда за сто два года бывает настолько холодно, - вполголоса обронил Вариан. Он постарался не обращать внимания на старца, который, в свою очередь, сам ни на что не обращал внимания. Тем не менее, ему страшно захотелось разговорить старика – это желание даже отогнало собственный холод, и наконец-то помогло почувствовать тепло. Стало только хуже – Назлиг обратил внимание, как окоченели пальцы. Рука машинально сжалась в кулак.

http://se.uploads.ru/t/6GIoi.png

В последний раз он сжимал руки так сильно, царапая их до крови, совсем недавно. И, как и тогда, двадцать шестого числа месяца Белого Хлада, в свой день рождения, боли он не чувствовал. Но тогда это было из-за адреналина – сейчас виноват был холод. Он настолько сильно притуплял ощущение жизни, что Вариан уже и сам стал считать себя мертвецом. Совсем как в тот роковой для себя день в родном городишке, не имеющем названия, в провинции Подземных Звезд. Будке сторожевых псов империи не было нужно гордое название, чтобы родившийся в две тысячи втором году монстролов мог им хвастать. Даже «дом» не совсем подходил под точное описание этого места. Хотя во всех бумагах это место значилось как Воздушный Замок. Ирония зла.
Назлиг с усилием вынырнул из этого омута воспоминаний, такого же холодного, как и нынешняя ночь. Старик продолжал молча смотреть в огонь, но в этот раз Вариант попробовал присмотрется к нему пристальней. Мешало пламя, издевательски искажая фактуру воздуха прямо перед лицом посетителя; впрочем, возможно, тот этого и добивался. Монстролов отвел взгляд, и прикрыл веки. Закрывая глаза, ты закрываешься изнутри в темноте.

http://se.uploads.ru/t/8HpXi.png

Снег повалил гуще. Погода ухудшалась с каждой секундой. Вариан открыл глаза; на правый привычно упала прядь медных волос. Зацепившись за эту деталь, разум поспешил укрыться от холода в глубинах воспоминаний. Назлиг видел женщину с тем же цветом волос – свою мать. Он вспоминал ее терпеливость, и последовательность в имперских убеждениях. Старик, неподвижно сидящий посреди снежного урагана у затухающего костра, чем то напоминал её. Если бы Вариан мог сейчас удивляться, он бы обязательно задался вопросом, как он не окоченел от холода, кутавшись в какой-то лёгкий плащ.
Вспоминать прошлое — словно собирать разбитое зеркало. Изображение дробится, сам меняешься. Собирая зеркало можно порезаться. Сойти с ума. Или обрести свободу. Костёр окончательно потух, но старика было видно по-прежнему ярко. Начиная смутно о чем-то догадываться, Назлиг медленно прикрыл один, правый глаз, со зрачком сульгвена. Его догадка подтвердилась – неподвижный старец исчез, будто его и не было.  Помнится, первое время ему трудно давалось сохранять невозмутимость; однако его отчим-имперец помог ему справиться со своими страхами. Как же это было давно…

http://se.uploads.ru/t/ZKInd.png

Можно было бы сказать, что Вариану не привыкать к подобным условиям – постоянного места жительства у него не было уже очень давно. В постоянных бегах лагерей «Затмения» можно было бы привыкнуть к каким угодно условиям, но всё это – ложь и пустые разговоры. Назлиг иногда отлучался из лагеря на открытое место и самостоятельно проводил такие ночи, и до сих пор не привык. Казалось, небеса разверзлись прямо над ним, но вместо огненного дождя на монстролова обрушились потоки ледяного мрака. Очень давно у Вариана не было дома. И он не был уверен, что когда-нибудь он появится вновь. Раз за разом он переживал эту схватку со стихией, но всегда этого оказывалось недостаточно, чтобы самому перестать источать холод.

http://se.uploads.ru/t/TOCdk.png

Вариан вновь поднял взгляд на призрака, пытаясь приглядеться к нему сквозь снежный заслон. Он не пытался зажечь этот навеки затухший костёр, он присматривался своим особым глазом. У призрака были странные черты, показавшиеся монстролову странно знакомыми. Наверное, больше всего отличался властный и нагловато-уверенный взгляд. В очередной попытке спасения от бури, Назлиг вновь слегка коснулся своего собственного омута, а вернее ледяного озера памяти, вызывая в ней образ принца-полукровки Йарлайта Ильрахелита. Быть правой рукой большого человека – это быть всегда на острие атаки, быть тем, кто первым пробьет оборону и создаст брешь в защите противника. А еще он первый может захлебнуться кровью собственных жертв.

http://se.uploads.ru/t/cBOND.png

Группировка «Затмение» была типичной рвущейся к власти кучке идеалистов, которые даже не понимают, с чем им придется столкнуться после победы. Я читал истории о сотнях таких групп, и почти никто из них не добивался успеха просто потому, что они не знали, к чему они стремятся. Они не были готовы к тоннам грязи, подлости и лжи от своих бывших соратников, которые раньше других предавали свои идеи. Так, даже эти, немногочисленные, казалось бы, группы, были готовы распасться на фракции и вцепиться друг другу в глотку, превращаясь в шайку бандитов или кучу окровавленных трупов. Я не горел желанием становиться одним из них, поэтому те восстания, что довелось видеть мне, я старался обходить стороной.
Кроме этого. 

Йарлайт мог выглядеть наивным дураком, который вдруг вознамерился сместить вековые традиции, цепляясь за идиотское прошлое. [float=right]http://cs623627.vk.me/v623627830/1887f/iw5DescJShA.jpg
[/float] Все незначительные правители всегда стараются искусственно продлить срок прав на престол, которыми они якобы могут распоряжаться. На самом деле он был не таков, и горе тем, кто считал его наивным простаком.  Его цели шли куда дальше личной мести или восстановления обычаев – он хотел вновь придать Империи стержень, который укрепит её влияние и могущество, а сам, за счет этого стержня, скрепляющего разные блоки, усядется на вершине этой чудовищной пирамиды. Характером он был не испорчен, умом не обделен – только такому придёт в голову воссоздать Лигу Неуязвимых. Тогда я еще не состоял в ней, и не мог даже помыслить об этом.
Возможно, это покажется слишком высокомерно для фигуры моего полёта, но я решил дать ему шанс.

http://se.uploads.ru/t/1O8ER.png

Назлиг [float=right]http://cs623627.vk.me/v623627830/1880e/PM0YGlFEKQU.jpg
[/float] был на самой грани. Он уже почти не ощущал своего тела. Он  был скован этим мрачным и невидимым льдом. Казалось, солнце Всесоздателя никогда не проглянет сквозь эти тучи, настолько плотно они сошлись над его головой. Но нынешнее состояние монстролова было таким, что даже самая рьяная вера не вернула бы его к жизни. Примерно такие же тучи сгустились и в его голове, обнажая один факт за другим, как будто он был на допросе у чтеца. Вот только допрашивал себя он сам. Вариан как можно дольше пытался оттянуть момент полного погружения в себя. Но сработал закон ямы. Не имеет значения, как долго ты поднимался. Упасть можешь за мгновение.


http://se.uploads.ru/t/fYrkb.png

Совершенно не замечая этого, Вариан начал проговаривать свои мысли вслух, словно обращаясь к призраку, хотя уже едва помнил о его существовании. Старик наконец стал проявлять внимание к нему, но Назлиг был сосредоточен на своем прошлом, заглядывая в его самые сокровенные, тёмные глубины, неосознанно шевеля задубевшими губами.
Моментов рождения и младенчества он не помнил. Он лишь ощущал отголосок эмоций, которые переживал. Первобытный страх. Новизна. Огромные пространства. И странное ощущение размолвки, грозящей большой беды, которой так и не случилось. Тогда. Беда пришла позже.


http://se.uploads.ru/t/WI6Pe.png

Он был шестнадцатым ребенком в семье из восемнадцати детей, воспитывался в строгости и под соответствующим надзором. Готовился как настоящий знаток своего дела. Настоящий имперец. Клан собирал деньги, чтобы отправить его в Балермо, на обучение.
Настоящий Воздушный Замок.
Если бы только воздушные замки не разрушались, пока на них не смотрят…
Жизнь Вариана сыграла с ним очень много злых шуток, и ирония заключалась здесь в том, что большая часть из них приходилась на недели, сопутствующие дню рождения. А началась эта проклятая традиция в четырнадцать лет, через пару дней после его совершеннолетия.
В то время на границе между Великоисским царством и Терранской империей участились случаи появления гулей. Поговаривали, что где-то у реки засела некая «зараза», распространяющаяся со страшной силой. Любящие поболтать успевали находить время, чтобы объяснить всем желающим, что все дело в спланированном акте уничтожения населения. Желающих было немного. Больше было тех, кто собирался расправиться с заразой. Среди них была и моя старшая сестра, тринадцатый ребенок в семье. Тогда никто и думать не мог о предрассудках. [float=right]http://se.uploads.ru/t/1GaWV.jpg[/float]
Мне сразу не понравился разыгравшийся спектакль. Правда, мне выделили лучшее место в первом ряду.
Сестра вернулась едоком, и уничтожила всю семью, которая оставалась в поселке. Уцелели только первый и четвертый сыновья, которые отправились по личным делам и избежали ужасной гибели.
Если вам когда-нибудь рассказывали страшные истории, которые пришлось пережить другим, и вы прикидывали, насколько ваше самое сильное потрясение сравнимо с описываемым, то, скорее всего, оно померкнет на фоне моего. Сестра, заживо съедающая каждого из своей бывшей семьи, по одному обгладывая все до косточки с этим особым, чавкающим звуком, еще более показывающим абсолютное неуважение. Перекошенные лица будущих жертв, которые пытаются совладать с едоком. И ты, выбитый из колеи шоком, который ощущается как паралич.
Тогда я впервые в своей жизни почувствовал настоящий холод, и окунулся во тьму. Сравнимо по ощущениям с погружением в бурный горный ручей зимой с головой. Отчаянно хочется сделать жадный вдох или окончательно умереть. Паршивое состояние.
Вариану пришлось самостоятельно столкнуться с сестрой. Он видел ее безумные глаза, ее желание вкусить и его плоти. Ощущение надвигающейся гибели не так пугало – пугал способ смерти. Но она отступила и сбежала, будто осознав совершенное.
Но осознание – не билет в прошлое в один конец. Оно не меняет прошлое, оно меняет отношение к нему. Прошлое подобно тени. Ты можешь сколь угодно долго притворяться, что не замечаешь её, можешь игнорировать, не обращать внимания, можешь надеяться, что ночная тьма заставит её исчезнуть навсегда, но всё это не изменит того факта, что твоя тень будет всюду следовать за тобой, пока ты жив, просто не всегда можно будет её увидеть.

Сестра назначила встречу в условленном месте, угрожая в случае неявки убить его. Если на человека надавить, он отступает до определенной черты, а потом начинает давить на тебя. Вариан собрал клан. И пришел не один. И она знала, что так и будет. Недаром их связывали семейные узы.  Она была даже рада, что всё так закончилось.
Перед смертью она попробовала рассмеяться. Выглядело неубедительно. Зато ее слова, произнесенные тогда, я помню. Она пророчила мне еще не одну встречу с себеподобными, и третья из них либо станет для меня фатальной, либо этому едоку повезет выйти в свет людей.
Это были они – мгновенья славы и внимания от клана. Я не просил ни о чем подобном – беда сама нашла меня и окутала черными тучами. Добрых и справедливых в нашем городишке было не больше, чем золотого песка на речном дне. Я не был одним из них, хотя раньше часто пытался изображать из себя героя.


http://se.uploads.ru/t/By3K8.png

Вариан отправился в Балермо, на учёбу. Оставаться в поселке ему было незачем, да и это было последнее, чего он хотел. Учёба как-то не задалась. Материал был усваиваемый, понятный, и Вариан на самом деле щелкал его как следует, однако пережитое оставило на нем некий отпечаток отчужденности. Он был словно взрослее на несколько десятков лет не только учеников но и некоторых преподавателей. Иногда он пытался проявить себя – эти попытки ни к чему не привели. Среди учеников поползли слухи о Назлиге. Он никогда не отправлялся домой в положенные две недели, его правый глаз был с неестественным значком, да со временем еще и поползли слухи о произошедшем в поселении. Оставаться здесь дольше было для него невыносимо – ему мерещилось, что ему чуть ли не кричат о его прошлом. 
Я ощущал себя стервятником, пирующим на костях своих родных. Я наблюдал их смерть, и ничего не мог с этим поделать, а сейчас я даже не знаю, стоило ли убивать свою сестру. Что было в ней сильнее – едок или человек? Увы, на этот вопрос мог ответить только арбалетный болт, пронзивший её тело. Кровавое пятно на ее груди походило на ожерелье. Мне следовало что-то менять, пока я окончательно не сошел с ума.
Собрав свои немногие пожитки, Вариан покинул академию и отправился в путешествие. Большую часть пути он преодолевал сквозь житейские трудности – разумеется, жизнь в клане и пережитые потрясения подготовили его к реалиям настоящего мира как никого другого.
В конце концов, понимаешь, что удача – просто лживая шлюха, а у тебя вдруг закончились наличные.
В Анклав он попал, растратив абсолютно все средства на право добраться туда морским путем. Это было его первое морское путешествие, и, как он надеялся, последнее. Холод, вызываемый морскими ветрами, пробирал его слишком знакомо – даже спустя четыре года впечатление не ослабилось. Напротив, казалось, что с каждым годом оно будет набирать силу.
Мудрым решением было бы принятие своего прошлого. Но я не был мудр. Я старался убежать от него всеми силами. Я сменил себе имя, под которым меня знали следующие полвека. Теперь меня звали Кальдэр, а впоследствии меня призвал дом Моросэ. Поначалу я и понятия не имел, что оно должно значить – я просто хотел запутать сам себя, чтобы хотя бы на секунду выползти из окружившей меня бездны.
Примкнув к одной из множественных коллегий, а позже меняя одну на другую, и зарабатывая себе имя, Вариан учился выживанию. Изнурительные тренировки, развитие спиритизма, настойчивость – это хоть сколько-нибудь помогало забыться. Дни были напряженными, и тянулись один за другим почти незаметно – Вариан вновь открыл в себе новую жажду знаний, как когда-то ранее. Наконец-то он смог понять, что за призраков и их очертания он мог видеть в детстве и юношестве – это частично сгладило его воспоминания.
Снова тренировки, познания, открытия, достижения. Однако это уже не казалось так же легко, как и раньше. Это была настоящая борьба за выживание, среди равных ему. Каждому воздавалось по заслугам его – эта система кажется тебе великолепной, пока сам не облажаешься.
Мне вновь пришлось встретиться с едоком – к счастью, Всесоздатель хранил меня, и эта встреча была только встречей. Но и она оставила свой отпечаток в моей памяти. И это был скорее тяжелый след от армейских сапог, чем легкий, едва различимый отпечаток необутой детской ножки.
В коллегиях Вариан научился владению холодным оружием на приличном уровне. Лучше всего он управлялся с топорами разных типов. В аркануме же он развивал свои способности спиритизма, добившись в ней со временем немалых успехов. Получая возможность каждый день не только получать знания, но и применять их, Назлиг был прилежным и весьма успешным учеником. Разумеется, при любом таланте, старании и мастерстве у всех случаются взлеты и падения. Не буду опускаться до самых глубин своего существования в Анклаве, но я входил в число сильнейших спиритуалистов. Правда, наша деятельность больше была похожа на баловство.
Выглядело это все как серьезное занятие.
На самом деле я просто отсрочил проклятье на пятьдесят лет.


http://se.uploads.ru/t/VAzGN.png

Мне не нравился Анклав. Все здесь было выполнено в анархичном стиле. Любой соломинки хватило бы, чтобы переломить здешний хребет спокойствия, просто никто не собирался этого делать. Мне стоило бы признать, что и Империя держится на честном слове. Но терранцы достигают этого совершенно иным путем. [float=right]http://cs623627.vk.me/v623627830/18886/7TSfsCQHdgE.jpg
[/float]
Путем порядка и законности. Последовательности. Прямоты.
Единственное, что мне определенно понравилось в Анклаве, было отношение к любому, кто пожелает здесь обосноваться. Единственным условием нахождения здесь была стойкость твоей личности.
В любом другом случае предстояло покинуть эти края. Или умереть.
Как бы то ни было, оказавшись вне Анклава чувствуешь себя поближе к небесам.

Вариан решил вернуться в неприметное поселение клана, чтобы разузнать о своих братьях. Он шел на это рандеву со своим прошлым, максимально стараясь закрыться от него. Пользуясь черной магией, и прожив полвека в одной из самых зловещих с виду стран, Назлиг думал, что сможет, по крайней мере, не воспринимать свое прошлое, как что-то особенное.
Я поставил себе цель найти братьев. Они были двумя оставшимися звеньями цепи, которая связывала меня нынешнего со мной прошлым. Так я мог бы попробовать отстроить себя заново, попав в своеобразную точку возврата. Мне нужно было просто прикоснуться к ней. Я не помнил себя.
В поселении Вариан узнал, что его средний брат погиб при рейде на монстров. Одна из нитей была оборвана. Почти случайно он сумел узнать судьбу и старшего брата. Люди избегали разговоров с ним, считая за прокаженного. Пятьдесят лет – немалый срок, чтобы заставить один единственный слух сделать местной городской легендой. 
Старший брат, Дорак, отправился в Великоисское царство, чтобы лучше узнать начальную культуру своей матери. По внешности он был ближе к терранцу, так что подобное его желание было странным. Из подслушанного разговора Вариан понял, что Дорак был подавлен тем, что редко общался с матерью, и потому совсем не знал ее как человека. Имперские устои были ему хорошо знакомы, но его мать по происхождению была северянкой, и он желал узнать больше и об их культуре. Он ушел туда десять лет назад.
Год я потратил на поиски и освоение южной части царства. Во мне проснулся неизвестный, а вернее почти позабытый страх. Я вновь испытывал это чувство холода. Говорили, что в северных областях холода бывают круглый год.
Тогда я начал уважать северян. Жить круглый год среди холода, который может сравниться с самыми мрачными закоулками собственной души, пробирающими до костей, может не человек а какая-то машина для хладнокровного убийства. Я долго не отваживался двинутся дальше, но в конце-концов, сам убедил себя продолжить поиски. Они заняли еще два года.
Я был почти у цели, когда все изменил случай.

http://se.uploads.ru/t/ZhMr3.png

Вариан попал в ту же деревню, в которой остановился и его брат, но Назлиг-младший еще не подозревал об этом. От воссоединения братьев отделяла дверь постоялого двора, но Вариан приметил какую-то возню на темной улочке. Было уже позднее время суток, такая суматоха могла быть здесь вполне привычной. Назлиг  не любил вмешиваться в разборки мужчин.
Тут я услышал женский вскрик. Мгновенно все встало на свои места. Что-то щелкнуло у меня в разуме – я почувствовал знакомое прикосновение моего ненавистного холода, но он не отталкивал. Он разогревал во мне ярость.
Такое со мной уже случалось несколько раз, в Анклаве. Я лез и защищал тех, кто в этом нуждался. Не всегда успешно, не всегда правильно. Мой внутренний голос подсказывал мне, что это тот случай, когда стоит вмешаться. Я велел ему заткнуться. Я и без того знал, что обязан вмешаться.
Секира, приобретенная здесь же, на севере, тяжело легла в руку. Я слегка нервничал, подходя к противникам – я собирался напасть на них, совершенно не разбирая, кем они являются. Сообразил после первого замаха. Я связался с инквизиторами – падшими ангелами правосудия, борющимися против вредоносной магии. Их жертвой стала девушка-валеалл. Было трудно представить, что они могут с ней сотворить, учитывая их нравы. Я понял, почему я вмешался.
А я еще я понял, что допустил ошибку. Я думал, пока следовало размахивать топором. Меня свалили, но валеалл сумела ускользнуть. Не знаю, как у ангелов, а у людей крылья вырастают от страха. Я успел увидеть интересную пуговицу на ее одежде. Максимально сосредоточившись, я переселил ближайшую слабую сущность призрака в пуговицу, передав просьбу найти брата и мое собственное имя.
Бедняга, которому достался первый удар, был мертв. Я отрубил от него кусок тела, и нанес рану, несовместимую с жизнью. Плоть падшего ангела вместе с кровью оросила снег, окрасив его в многозначительный оттенок.
Я проиграл. Пятьдесят лет побега от прошлого привело к тому, что настоящее оказалось более губительным.
Лучше бы это действительно оказалось правдой.

Вариана доставили в один из городов. Сам по себе он был непримечательным, но рядом находился замок с особенной тюрьмой, принадлежащей инквизиторам. Два дня они потратили на допрос Назлига, но вытянуть что-нибудь ценное для себя не смогли. Он был отправлен на казнь через повешенье. Естественно, на такое зрелище поглазеть собрался народ.
Их методы пыток оставляли желать лучшего. Впрочем, как я уже говорил, есть вещи, которые не выбирают. Мне нечего было от них скрывать; единственное моё преступление – убийство, видел один из них, а я подтвердил. Но они упорно ломились в калитку моего прошлого, которая была покрыта ледяной коркой, наступающей с обратной стороны. Им не удалось сломать проржавевший замок – мой разум держал его слишком цепко (из страха, разумеется), но они смогли его расшатать. Тогда я не придал этому значения – я собирался умереть, сохранив все свои тайны, и, наконец, обретя такой желанный покой.
На второй день я проснулся в луже собственной рвоты. Пища, которой они кормили своих пленников, тоже была не без изъяна. Но чтеца у них не было, и все их попытки разговорить меня ни к чему не привели. Я был уставший, высосанный и опустошенный. Когда меня повели на казнь, я даже не сопротивлялся. Это было бы слишком болезненно, а я желал закончить жизнь чуть более приятным способом.
Они решили провести меня сквозь толпу зевак, взяв в окружение. Я был одет в дурацкие лохмотья – часть из них и раньше принадлежала мне, другие набросили сверху. За эти два дня мой внешний вид сумел состариться лет на сорок. Мне казалось, что тучи над моей головой являются своеобразными «шестерками» на страже, чтобы огненный глаз Всесоздателя не смог даже наблюдать смерть своего подданного. Плевать.
И только стоя на эшафоте, он, Всесоздатель, словно подмигнул мне из небольшого разрыва в тяжелых облаках. Луч солнца опустился ровно на невысокую фигурку в странных одеждах, на которую я раньше не обращал внимания. Я вообще ни на кого не смотрел. На одежде была уже знакомая мне пуговица. А позади спасенного валеалла стояла совсем уж знакомая мне фигура. Дорак.

Мне внезапно захотелось жить, когда удавка с деланным безразличием удобно устроилась у меня на шее.
Но выбора мне не предоставили. Я потерял опору под ногами, задергался, и удавка затянулась. Синие круги в глазах появились спустя пару секунд, но я мог лишь бессильно дергать ногами. А потом всё закончилось так же быстро, как и началось. Я упал под помост.
У меня не получалось даже недоумевать, отчего это веревка, до того крепко державшая меня, вдруг ослабила хватку. Стена помоста не была цельной – лишь несколько досок, и проход, из которого по сценарию должны были вытащить мой труп. Этого не случилось будто бы по велению легкого зачеркивания автора этой пьесы. Обрезок веревки повис на моей шее концом вниз, будто дорогое ожерелье, оказавшееся мне не по размеру, пока я пытался перевести дыхание.
Толпа отпрянула от эшафота. Маленькие дымовые завесы, почему то полу-прозрачные, возникали то тут, то там. Инквизиторы выхватывали оружие, но слабо представляли себе, с кем им придется биться. Я перевел дыхание. В руку мне вложили топор, мало чем отличающийся от топора простого плотника. Я поднял взгляд, и увидел давешнюю валеаллку. Сложно было сказать, чего было больше в её глазах – страха или решимости. Брат умел убеждать.

Вариан вместе с незнакомкой оказался на площади перед эшафотом. Дым уже рассеялся, они с ней, да еще один мужчина были в окружении нескольких инквизиторов. Они уже оправились от первого потрясения, если вообще удивились этому. Шлемы плотно прикрывали их лица – нельзя было определить ни малейшей эмоции. Еще одна часть психологического давления. Группа Дорака, состоявшая из трех человек тоже была окружена. Было ясно, что без боя он сдаваться не намерен. Вариан вместе с мужчиной кинулись в яростную атаку. Назлиг старался учитывать свои предыдущие ошибки. Они продержались против семерых около четырех минут, отпрыгивая от их ударов, и пытаясь наносить свои. По воле случая, они сумели сразить уже троих, когда союзник Вариана был убит. Во время короткой передышки монстролов бросил взгляд на Дорака, посмотреть, как у него идут дела.
Он тоже смотрел на меня. Почему-то этот взгляд показался мне зловещим и печальным донельзя. В следующее мгновение меч обрушился ему на плечо. Инквизитору не хватило силы разрубить его – Дорак был достаточно грузным, да и кости у него были что надо. Меч застрял на полпути, и убийца моего брата страшно ругался, пытаясь вытащить его из тела.
Время замерло. До этого момента я чувствовал себя мертвым в стране живых. Я не верил в свой шанс на спасение, я заранее записал себя в трупы. Я был мертвецом среди живых, безо всякой цели решивший задержаться на этом свете. Желание жить вернулось в десятикратном размере. Вместе с ним вернулось и ощущение реальности. Я почувствовал, как капельки пота, выступившие на лбу, медленно становятся маленькими льдинками. Но здесь было не место для такого града.
Я искал брата, чтобы связать нынешнего себя с прошлым. Получить тропу, которая миновала бы мое сумрачное прошлое. Я попал в точку невозврата – я навсегда потерял проводника, который мог бы указать мне альтернативный путь. Вернулась подавленность. Пальцы ног занемели. Я почувствовал боль и упал.

Валеалл девушка сделала показавшиеся мне тогда странными движения. На самом деле, она создавала новые дымовые завесы – видимо, в коротком приступе паники. Ослепли не только наши враги, но и она. Чувство догадки свалилось на меня, как выстрел в упор из самострела. Я прикрыл левый глаз, и совершенно перестал видеть дымовую завесу. Что ж, в царстве слепых и одноглазый – король. Я схватил озиравшуюся девушку за руку, и быстро повел её прочь, в один из переулков, которые стремились к площади как люди на ничейные деньги. Оторвались мы достаточно просто.
На окраине города мы остановились. Я не хотел ни о чем говорить – ржавый расшатанный замок моей памяти сорвался окончательно. Я заново испытывал величайшие потери в своей жизни, худшие переживания. Я до сих пор не знал ответов на свои вопросы. Казалось бы, я потратил полвека на обучение, но знания начали задавать их по-новому, с какой-то ехидной интонацией. Самочувствия это мне не прибавило. Я не мог на них ответить. Это казалось мне невозможным.
Во мне проснулось неведомое ранее чувство. Оно мигом разогнало мой холод, и семимильными шагами стимулировало меня действовать. Я не любил это чувство. И приветствовал его. Я отослал валеалла куда подальше. Я не желал ей зла и не винил в смерти брата, но мы оба рассчитались за свои действия, и в дальнейшем ее пребывании возле меня не было смысла.
Я возжаждал мести. [float=right]http://se.uploads.ru/t/gNvbo.jpg[/float]
Мудрым решением было бы тут же покинуть город и растворится в ночи. Я не был настолько мудр. До заката солнца я старательно избегал своего появления на площади, шляясь по окраинам города. Торопиться мне было некуда, я знал, что должен сделать. Уже к вечеру я сумел найти одного инквизитора, который был на площади. Я узнал все, что мне было нужно. Возможно, стоило оставить его в живых, но тогда я так не думал. Я хотел кричать им на каждом углу: вот он я, иду за вами, чёртовы ублюдки.
Они никогда не отваживались в открытую нападать на демонопоклонников, как они нас называют. Я и сам не питаю к ним особой любви, но эти подонки были готовы отдать под топор девчонку-валеалла просто за то, что она родилась такой, и не могла должным образом за себя постоять. Обозлившись, они хватили кусок не по краю, дав мне выжить. На горизонте появилась угроза. Вариан Назлиг был на свободе.

Месть Вариана затянулась. Помимо списка инквизиторов, которые были в тот день на площади в роли палачей и охраны, под его топор попались и несколько других. Некоторых даже специально отправляли для его поимки. Эта охота стала для него настоящей тренировкой всех своих навыков. Он тщательно выверял каждое действие, планируя его. Душевный мрак впервые отступил куда-то, открыв дорогу мстительному огню. И он действительно прибавлял силы.
Поначалу Вариан действительно оставлял за собой след из трупов. Видимо, не отследил бы его только ленивый или твердолобый, потому что спустя год Назлига нашла та самая девчонка. Ласточка, как она себя называла, настойчиво напросилась ему помогать. Прогнать её не вышло – пришлось взять в команду, и, отчасти, обучать на практике – она была не самым лучшим бойцом.
Я заварил всю эту кашу около трёх лет назад. Я тогда и не подозревал, что мне придётся пройти. Голодные и холодные вечера, в которые можно было насытится и согреться лишь горячим пламенем мести. Я был один с этой девчонкой, против целого отряда закованных в броню падших ангелов. Мои шансы были равны нули – и я все равно шел вперёд.
Их методы пыток были такими же тяжелыми как и способ воспитания новых последователей. Это и стало их брешью. Я пользовался магией спиритизма, чтобы нагнать на них суеверный страх, заставить усилить бдительность в разы для того, чтобы они потеряли её насовсем. Бывало, что один нападал на другого, считая собственное выживание важнее. Марал руки и я. И девчонка.
Каждое убийство пролетело перед моими глазами. Я знал на что шел, тем не менее, стараясь не вовлекать в это дело невинных. Я видел множество зверств, которые они делали, или собирались делать, но собирать улики и доказательства стало поздно еще несколько трупов назад. Всё это время я пытался подавить слабый голосочек, твердивший мне, что теперь моя месть оправдана по всем моральным меркам. Я старался не прислушиваться к нему. Моим союзником в этой войне был сам Всесоздатель, как мне казалось. Он молча наблюдал за всеми моими действиями. Слишком легко мне всё это удалось. [float=right]http://se.uploads.ru/t/eJldZ.jpg[/float]
Я стоял перед последним человеком из своего списка. В отличии от других, которых я убивал, этот был одет в разные меха над кольчужным доспехом и не носил закрытого шлема. Я будто впервые увидел своего врага стоя друг напротив друга. Мы были одни – Ласточка ушла неделей раньше, ничего не сказав. Я был благодарен ей, хоть и не понимал, куда её потянуло. Он знал, кто я, и зачем ищу его. Мы встретились вдали от человеческих поселений – он пытался от меня скрыться.
Спустя минуту его тело уже лежало в снегу, окрашивая последний в ярко-красный цвет. Все они были мертвы. Последний удар поставил жирную точку в этой истории. Я смог выпустить из руки рукоять оружия – всё было кончено.


http://se.uploads.ru/t/ybV7D.png

Вместе с каждой каплей крови последнего убитого инквизитора, из Вариана уходило и разжигающее пламя мести. Он понял, что сейчас отрезал еще одну нить, которая могла бы привести его к нормальному будущему от ненавистного прошлого. Братья были мертвы, а дорога на север теперь была заказана – его будут разыскивать по Великоисскому царству как очень опасного преступника. Оставаться в его пределах в амплуа мстителя было бы еще терпимо, обычного же жителя, который вырезает инквизиторов, вряд ли примут в общество.
Теперь он не мог пойти по стопам брата, который отправился на север, чтобы познать жизненный уклад народа их матери. Оставалось попробовать прожить жизнь монстроловом, как этого хотел отец. Он вернулся в клан.  Шесть лет Вариан провел отчасти под землей, отчасти на поверхности, заново осваиваю профессию монстролова. Казалось бы, для такого опытного человека это должно было быть уже в порядке вещей, однако пятьдесят лет, проведенные в Сульгвенском Анклаве не прошли для него даром – Назлиг пропитался определенной симпатией к тварям, которых должен был убивать. Но переступал через себя, считая, что поступает так во благо Империи. Он заново познал ее культуру, её быт. Вспомнил не только плюсы, но и минусы. После Анклава, где он заработал себе имя собственным трудом, было трудно воспринимать имперскую методику построения иерархической лестницы.  Вариан, конечно, был не против попробовать ее подкорректировать, но это было скорее мелкой прихотью, чем серьезным желанием.
Странно, когда тянет в столь нелюбимое и столь приветливое место. Кальдэр из дома Моросэ, несомненно, заслужил здесь свою долю признания - это могло бы греть душу, если бы Вариан позволял себе мыслить в этом направлении. Прошлое имперца было отрезано - как казалось Назлигу, насовсем. Это значило, что ему предстояло искать собственную жизнь, без оглядки на прошлое. Это давалось ему с трудом. В конце концов, он выбрал возвращение в Анклав, не до конца следуя собственной новой заповеди не оглядываться на прошлое.
Новое пребывание среди сульгвенов и демонопоклонников поначалу было еще хуже, чем раньше. И лучше одновременно. Раньше он смотрел сквозь призму очков очень взрослого ребенка, а теперь мог оценить всё с точки зрения полноценного зрелого мужчины.
Учиться еще чему-нибудь и выживать Вариану уже было не нужно.

Я нашел себе занятие по плечу. Памятуя о моих старых достижениях, мне было позволено стать охотником. Моим питомцем стал каргор - но не дикий, а одомашненный. Поначалу это несколько шокировало меня и выбило из колеи - раньше мне нечасто приходилось встречаться с этим монстром, но все они были не из приятных. А этот вел себя как мутировавший кот-переросток. [float=right]http://se.uploads.ru/t/8MLuc.png[/float]
Но удивило меня больше всего не это, а первый полет над разломом. Охотники ведь добывают пищу не только в пределах Анклава. Полёт был чем-то, на что у меня до сих пор не хватает слов. Я слышал многие описания от других летунов. Они рассказывали о восторге, о ветре, бьющем в лицо, о разных прочих прелестях.
Я понимал и не понимал их одновременно.
В полете я абсолютно забывал о прошлом, обо всех проблемах, о том что было, и думах о том, что будет. Я мог спокойно оглядываться назад - и видеть себя, а не череду потерь и трупов. Череду боли. Это было великолепно, будто весь груз я оставлял на земле.
Никто раньше не мог подарить мне подобного чувства. Как же иронично, что именно "тварь", этот каргор, смог давать мне краткие передышки впервые за несколько десятков лет. Это было упоительно.

Пошел второй десяток его нового пребывания в Анклаве. Вариан все еще недолюбливал демонопоклонников, но был готов с ними мириться. Он не был лучшим охотником – даже среди лучших он не значился – его магия спиритизма не позволяла ему использовать сразу три атакующие стороны – каргора, физическую мощь и магию, а потому до лучших ему было далеко. Но хорош он был бесспорно, и со временем начал летать все дальше и дальше за добычей в Дикие Земли, практически не страшась ничего.
Полеты действительно стали для него отдушиной. Чувство парения в воздухе, а особенно пикирование каргора на жертву доставляли Назлигу истинное наслаждение и удовлетворение. Он впервые смог открыться, хоть бы и самому себе.  Неплохой прогресс для человека, державшего память и собственную личность на коротком поводке.
Но, видимо, Вариану была уготована другая судьба. Если только это можно назвать судьбой. Безальтернативный выбор худшей вариации собственного существования. Снова и снова.


http://se.uploads.ru/t/Th3tP.png

Шёл семнадцатый год моего пребывания в Анклаве. Мы с Дораком будто сливались в одно целое, когда охотились за дичью, залетали, кажется, в такие дебри, где не бывали и лучшие охотники в лучшие свои времена. Чудесное время.
Пока моё нахальство, проявлявшееся непонятно по отношению к кому, не стало  концом всего.

Я назвал каргора Дораком, надеясь, что Всесоздатель не слишком осудит этот шаг. Я был так счастлив в небе, что порой представлял себе, будто был бы также счастлив с братом. Это было как прозрение, удар грома в ясный день. Я понял что нужно сделать, и дал ему имя. И оно очень быстро прижилось.
Однажды наш полет привел нас по ту сторону Имперской стены. Я надеялся получить в Диких Землях побольше дичи, и покачественней, отожравшуюся, хорошо скроенную скотину, которую с радостью стрескают в Анклаве. А вместо этого мы с Дораком наткнулись на странную группу людей. Я не сразу заметил её, хотя и заметил, что каргор вёл себя очень странно.
Всё прояснилось, когда в одном из крыльев начала торчать стрела. Я не знаю, как они умудрились подстрелить нас. Судьба!
Дорак утратил маневренность и начал терять высоту. За это время он успел получить еще несколько стрел, а я всё пытался высвободиться из седла.

А затем мы рухнули наземь. Каргор принял на себя большую часть удара; мне тоже досталось. К тому же, он придавил меня своим, уже, без сомнений, мёртвым телом. В то время в Диких Землях стояла дикая жара, а я опять ощутил знобящий холод потери. Я мог лишь бессильно наблюдать – мои ноги были будто скованны  непонятно чем, а все тело отказывалось слушаться. Меня вытащили из-под твари, но и тогда я не смог двинуться. Мне приходилось смотреть, как они убеждаются в смерти каргора, а после предают его тело огню. Затем они отправились в путь.
К вечеру мы оказались в их лагере. Они редко переговаривались, так что я не смог понять кто они, и чего хотят. Лагерь представлял собой несколько ненадежных строений, палаток и костров, перемешанных в странном сумбуре и окруженным наспех возведенным частоколом, кое-где покосившимся.
Меня подвели к одному из строений, которое на поверку оказалось местной тюрьмой. Двери в комнаты-камеры действительно загораживали решетку. Проходя мимо одной из них, я увидел внутри лежащую без сознания женщину. Я чуть было не рванулся из веревочных пут – я не сомневался, что мне хватит силы от них избавиться, но в ту же секунду получил увесистый удар меж лопаток, и повременил с порывами героизма.
Я попал в дальнюю камеру, и у меня оказался сосед, чувствовавший себя не лучше моего. В полутьме я не мог хорошо его рассмотреть, но после мы разговорились. Горькая ирония! Моим соседом по камере оказался сосланный на окраины империи принцем Йарлайтом Ильрахелитом! Неизвестно, что это мог быть за поворот судьбы, но находился принц здесь чуть меньше суток, приводя мысли в порядок. Он много чего говорил. Либо он очень хотел выговориться, либо его достаточно сильно приложили по голове, чтобы он не соображал, о чем говорит. Возможно, я стал первым хранителем тайны о том, что принц Империи – полукровка. Меня эта новость особо не всполошила – я и в своей принадлежности был не уверен, хоть и старался верить в имперские убеждения.

Он рассказал, что попал сюда случайно, переносясь с помощью маджуса пространства, которая сейчас пропала. Когда я рассказал ему про девушку, лежащую в бессознанке, он встрепенулся. Мы с принцем постарались привести головы в чувства, даже немного поспорили на пустяковые темы, а затем начали думать, как нам быть. [float=right]http://se.uploads.ru/t/lbiXg.jpg[/float]
Сам Всесоздатель будто бы подсунул нас друг другу, и каждого – своим, изящным и полным невзгод путем. Мы идеально дополняли друг друга в тактическом плане и изложении мыслей. Мы решили отдохнуть на ночь, а к утру были готовы действовать.
Принц-полукровка. Забавное было бы название для какого-нибудь романа.
Сульгвен-монстролов. Нелепее сочетания и придумать нельзя.
Мы сработались.
Начали мы с того, что избавились от моих пут. Принц, как оказалось, был не связан. А затем началась потеха.
Строение было не слишком надежным для тюрьмы. Хватило четырех наших совместных ударов плечом с разгоном, чтобы пробить дыру в мой рост. Мы быстро вылезли наружу и огляделись. Наши действия, разумеется, привлекли к себе внимание – люди сонные только выползали из палаток или просто выглядывали. К нам неслись лишь двое дозорных, вооруженные достаточно неплохо.
Наши метания по лагерю длились недолго – мы нашли подходящее случаю оружие, и дали бой тем двоим. Бойцы они были хорошие, но без доли импровизации, которая так нужна в настоящем, а не учебном фехтовании. Мы пронеслись бурей по лагерю, сея семена смерти.  Всего убитых оказалось около семнадцати – лагерь же был рассчитан на большее количество человек. Я предположил, что остальные в дальних дозорах – как тот, что изловил меня.
По их вещам мы мало что смогли понять. Кажется, это были какие-то отступники клана монстроловов Бельнадес, которые совершили какое-то преступление большой группой, и теперь вынуждены были скрываться. Я не считал это полной правдой – в конце концов, монстроловы – превосходные бойцы, и легко бы одолели двоих ослабевших узников. Возможно, они лишь пытались примазаться к клану, или наоборот, навести на него подозрения, но с какой целью – не мог сказать даже принц. 
Спутница принца была уже в сознании. Мы закончили дела в лагере – поискали провианта и нашего оружия – и, дождавшись, пока у маджуса хватит сил, перенеслись в Империю.
С тех пор я на пять лет приклеился к принцу, став его правой рукой. Порой, мало кто мог отличить мои действия от его – начались суеверные разговоры, будто коварный Йарлайт мог существовать одновременно в двух местах. Со временем, правда, мне пришлось открыть свою личность, и эта завеса тайны спала и была отброшена, как ненужная половая тряпка.
Я видел в нем лидера, особенно в моменты зарождения восстания. Меня порадовала новость, что клан Назлиг поддержал «Затмение». Я сам несколько раз был кем-то вроде курьера в города клана, передавая им обещания принца. Служба под его началом была чем-то большим, чем то, в чем мне раньше приходилось участвовать. Я чувствовал себя на своем месте.

Ильрахелит хотел получить трон и укрепить Империю, и только самый недалекий сторонник не мог уточнить приоритет. Вариан знал, что Йарлайт ищет способы восстановления Лиги Неуязвимых, и даже связался с Сульгвенским Анклавом. Назлиг все еще не переваривал на дух своих бывших соседей, но был солидарен с принцем в необходимости такого шага.
Какое-то время Вариану даже пришлось скрытно поработать на советника из числа Традиционалистов, но верен он оставался только принцу все эти пять лет.
Восстание только разгоралось, а уже охватило северо-восток Империи и успело встретить сопротивление со стороны имперских войск. Объективно у Йарлайта было очень мало шансов. Субъективно, большая часть сподвижником Ильрахелита ясно чувствовала себя победителями, даже если они и не доживут до вожделенной победы. Среди таковых был и остается Вариан Назлиг.


http://se.uploads.ru/t/9D2Ql.png

Новая должность и ситуация будто оживили меня. Я чувствовал что-то очень странное; наверное, я впервые почувствовал, как может кипеть жизнь, не пронизанная мраком потерь, холодом воспоминаний и дорогами кровавой мести. Это чувство было ново мне, и сильно напоминало полеты на каргоре.
Очередное задание, которое я получил, было интересным. Мы должны были найти часть старой имперской короны, по слухам, обладавшей чудесной волшебной мощью. Я возглавил один из отрядов поиска. Ко мне в команду попала маджус-полукровка, маг-метаморф и рыцарь Кондвирамурса.
Мы отправились на юг, в гробницы Амаи. Ранее эти земли принадлежали Империи. Благодаря харизме нашего маджуса, мы смогли проникнуть внутрь. Тут то и начались неприятности. Я отнесся к заданию с долей небрежности. Фальшивые документы были составлены наспех, по обычной процедуре. Точно также я прикинул и место на карте, куда нас должна была отнести Сиринаэль. Я успел об этом пожалеть, и не раз.
Мы появились недалеко от гробницы Аммонов. Сиринаэль умело убедила охранников своей внешностью и говором больше, чем моими документами. Она первая прошла внутрь. Остальная группа чуть погодя смогла последовать за ней. Она погибла первой. А затем…
Затем я узнал, что Кондвирамурса девушка. И едок. Третий, которого я встретил. И при этом – очень странный. Это был едок, который говорил одни слова, а я слышал другие. Ответы на свои вопросы.
Сколько раз я надеялся, что ответ окажется: «да». Что я мог бы наконец забыть о сестре, или перестать поминать ее так часто. Но ответ оказался отрицательным. Я не имел права убивать её, пусть и сам не приложил руки к этому прямо. Это стало ясно для меня как день. Это и было ясно, просто я не хотел сознаваться сам себе. А теперь это признание накрыло меня внезапно. Кем бы ты ни был, к кому бы тебя не приписывали, ты – это только ты, и то как задаешь свой образ мышления.
Да, едоки – отвратительны. Они едят себеподобных в обмен на великую силу и возможности. И в то же время обрекают себя на муки. А некоторых обращают насильственно. Всегда нужно давать людям шанс, хотя бы один. Если это в твоих силах. Без шанса человек станет настоящим загнанным в угол зверем.
Сиринаэль успела стать призраком. Даже в этом обличье она старалась нам помочь. Я собрал ее оставшиеся кости в платок, как мог. Маждус имела право на достойное захоронение, и только я мог его обеспечить. Все звуки в моей голове слились в общий шум и гам, пока мы продолжали наши метания по гробнице. Призрак махала руками в разные стороны, мотала головой, а затем закричала. Ее начало затягивать в дальнее помещение. Там обнаружился хоровод призраков, а затем странный голос стал взывать ко мне.
Я не успел понять, кто это был, хотя догадка уже начала теплиться. Хоровод призраков исполнял родные имперские мотивы, заглушая мои мысли, и возвращая к мыслям о доме. А после пол под нашими ногами рухнул, и мы покатились по разным коридорам вниз.
Поначалу я не понял, где мы оказались, но Кондвирамурса оказалась возле него. У нас завязался очень странный разговор. Я чувствовал в ней человека, пытался разбудить его. Может быть, вина тому – моё огромное сожаление и сокрушение о том, как я поступил с сестрой. Я допустил ошибку – и она стоила жизни не едоку, а моей сестре, монстролову из клана Назлиг. Я не замечал, что размышляю вслух, и Мурса слышала все до последнего слова.
Диалог затягивался для такого места, но я не мог остановиться. Впервые все это прокручивалось не только в моей голове, да и слышал не только я. Говорят, что высказывание обычно несет чувство облегчения. Я ничего такого не чувствовал, хотя и очень тихо радовался, что Кондвирамурса не убила меня на месте за мои откровения. Это давало надежду, что жил я не напрасно, даже вопреки неправильному выбору.
Мы двинулись вперёд, но наткнулись на стену с головоломкой. Едок решила её, и мы смогли пройти. Я старался выказывать ей доверие, как мог. В голове неприятно звенели похожие на пророчества слова сестры.
Мы добрались до странной комнаты. На ее другом конце был проход, а между нами и этим проёмом была пропасть, напичканаая острыми иглами и несколькими столбами, по которыми мы могли бы пройти. Призраки успели подсказать мне, что не все столбы устойчивые. Я нашел закономерность в виде аммонатского скарабея. Мы медленно двинулись вперёд.
У одной из колонн мы разделились, и встали на смежные. Моя оказалась верной, а  Кондвирамурса рухнула вниз. Я чувствовал, как время замедлили. Мне будто бы дали шанс. Я успел ухватить её, не думая о том, что едок не умрет от такой «мелочи», которая расположилась под нами. Доспех был тяжел, но мне удалось вытянуть её наверх.

Вариан и Кондвирамурса прошли в следующую комнату, с саркофагами и могильными плитами. Сиринаэль пыталась помочь определить то, что им было нужно, но усилия были тщетны. Маг-метаморф покинул их, слившись со своими крысиными собратьями. Тогда Назлиг попробовал использовать свой дар спиритизма, и вызвать к краткой жизни духи былых правителей. Но у него по непонятной причине ничего не получилось.
И тут ему явилось видение женщины в красном. Имперки. Она говорила крайне мягко и вкрадчиво, но Вариан уже давно подозревал что-то подобное. Он узнал в ней Моросэ. Она искушала его прочувствовать тёмную силу, и обещала всячески наставлять его на путь истинный в тёмной магии. Вариан был готов, и не поддался искушению. Тогда она провела всю эту мощь сквозь него, буквально заставив тело трещать по швам от перенапряжения. Тела поднялись из могил, и на одном из них оказался нужный им ключ. Назлиг прокричал Кондвирамурсе, чтобы она забрала его, а затем повалился без сознания.
Очнулся он уже в Башнях Вейяла. О том, как они назывались, и где он очнулся – он узнал позже, а сначала стал свидетелем казни маленькой девочки-валеалла. Очнулся он не в лучшем состоянии, и сразу же предстал перед чистокровным терранцем. Поначалу тот даже принимал его за своего – оказалось, он и посоветовал советнику из Ассамблеи воспользоваться услугами Назлига, считал его преданным служителем Империи. А затем пришел чтец.
Я не мог сопротивляться. Мою  голову вскрыли, будто старую запечатанную банку – таким  же тупым инструментом, и также бесцеремонно, будто обратно закрывать её насовсем не нужно. Он тщательно и выверено прошел по моей жизнь, и знатно решил там наследить. Я был беспомощен.
Когда все закончилось, во мне всё кипело. О, как же хорошо я знал, к чему ведет это моё чувство. Беловолосому ублюдку придётся умереть за его выходку. Он бесил меня своим видом, своими поступками, своей аурой чистокровного терранца. Лишь только мысль о том, что он обязан умереть могла меня успокоить.
Элиор вернулся через час. Он явно был недоволен, и показушно приказал пересчитать мне косточки. С трудом обретенное спокойствие улетучилось. Я пытался вырваться из крепкой хватки его мордоворотов, но мне это было не под силу – явление Моросэ и усилия чтеца подавили что-то во мне, так что надолго борьба не затянулась. Я даже не был уверен, что серьезно навредил кому-нибудь.  Это удручало, и в то же время придавало мне силы. Я знал, ради чего хотел жить здесь и сейчас, едва в мой угол зрения попадала хоть часть чистокровного урода.
[float=right]http://se.uploads.ru/t/NmZVM.png[/float]
Вариана увели в камеру к Сезарии (Кондвирамурсе), куда он сумел захватить тело убитой девочки. Мурса отказалась его есть, борясь с едоком в себе. Они провели в разговорах все оставшееся время, пока ее не увели, и соседом по камере для Вариана не стал Гил.
Спустя некоторый период времени Башни Вейяла атакуются Затмением, и всем троим удаётся сбежать. Вариан при этом избрал путь через окно, окунувшись в речку и потеряв сознание.
В дальнейшем Назлиг сопровождал принца в поисках короны Ильрахеля, а вернее второй половины составляющего её обруча. Поиски увенчались успехом в месте под названием Запретная Долина. Она сама по себе была уникальна тем, что исполняла желания.
Там Вариан преобразился, став одним из тех, кто загадал это самое желание, наравне с принцем, Кондвирамурсой, Гилом и прочими. Его желания всю его осознанную жизнь метались между окончательным самоопределением и острой потребностью в близких. Что-то смешанное он и получил, а надбавкой к его желаниям стало  желание принца иметь свой аналог Лиги Неуязвимых.
Вариан еще не совсем свыкся со своими новыми способностями, когда беспощадный водоворот жизни уже требовал от него мгновенных действий.

http://se.uploads.ru/t/Pp3Hm.png

Я открыл глаза. Я всё также сидел в своем наспех сооруженном лагере посреди снежного буйства. Воспоминания, прежде накатывавшие огромными волнами-цунами, неся с собой не только полную картину, но и реалистичные ощущения от всех потерь и утрат, начали отходить. Я снова обнаружил напротив себя призрака, который задумчиво меня осматривал всё то время, пока я был в своём состоянии.
Я попробовал прогнать его, использовав обычную форму обращения к призракам. Мне не хотелось, чтобы сейчас мое одиночество нарушалось даже таким молчаливым интервентом. Я  тут же отвернулся от него, не желая смотреть как он уйдет или исчезнет, я просто хотел, чтобы это произошло. Но призрак и не думал двигаться. Я попробовал еще раз. И еще.
Всё без толку . Он продолжал осматривать меня, лишившегося своих сил, и внезапно улыбнулся. Черты, прежде напоминавшие мне Йарлайта, стали еще четче. Я попытался прогнать ту мысль, что это может быть Ильрахелит, но она упорно продолжала стучаться мне в голову. А затем старик, наконец, пропал, а вместе с ним пропало и мое ощущение реальности.
Снег вокруг меня резко уплотнялся, сбиваясь ближе ко мне и образуя цельные глыбы льда, будто пытавшиеся меня заковать. Я не мог пошевелиться. Я был наблюдателем, и картина моего наблюдения мне совсем не нравилась. Земля вокруг будто сошла с ума, подвигая ко мне новые горы снега. Вскоре я оказался посреди настоящего снежного царства. [float=right]http://se.uploads.ru/t/GRzuK.jpg[/float]
Мне не показалось, что стало теплее, но льдины стали таять, складываясь в замысловатые ручьи, уплывавшие в неизвестном мне направлении. Я зачем-то начал вглядываться в их гладь в ночи. Я просто не мог ничего в них разглядеть при таком ночном освещении, и, тем не менее, ясно видел. Я видел как в этих реках проплывают разрозненные кусочки воспоминаний, о которых мне случилось сегодня споткнуться.
Я рванулся к одной из рек, но всё, что я в ней увидел, было моё собственное отражение – высокий, ростом не достающий до двух метров около одного или двух десятков сантиметров человек, с грубоватыми чертами лица. Борода, давно не получавшая должного ухода, который был ей обеспечен в мои более спокойные периоды жизни, безжизненно свисала с подбородка. Её цвет – медно-рыжий в ручье был слабо заметен, как и цвет волос, длиной до плеча. Что-то произошло. Ручей будто специально осветил мой правый глаз, и я смог во всей красе рассмотреть мелкий зрачок сульгвена. Под глазами были заметны мешки – я давно хорошо не спал, и вряд ли смогу в ближайшее время.
Я зачем-то пошевелил рукой и натолкнулся на полы своего плаща. Редко какая имперская одежда подходила мне по вкусу – я ценил практичность, а её порой и не доставало. Когда я впервые попал к северянам, их одежда была мне как родная – в ней я чувствовал себя менее нагим, чем в большинстве имперских тряпок. Однако в Анклаве и Империи меха сильно стесняли движения по сравнению с обладателями более легкой ткани, к тому же, частый солнцепек не позволял пользоваться ей без дискомфорта, поэтому мне пришлось привыкнуть к сульгвенской моде. До сих пор сложно сказать, что мне понравилось больше. Возможно, я сам хочу отрицать, что портные из сульгвенов никудышные, но хотя бы раз придется признать, что это не так.
Когда я оказался в подчинении у принца, я заметил за собой склонность к поиску сульгвенских тканей. Да к черту! Пусть в Анклаве и царит непонятая мной анархия, пусть о них говорят что угодно, но одежда приходилась не только впору, она была действительно подспорьем в выживании, а для Сульгвенского Анклава это значит не просто много – это значит всё.
Некстати вспомнилось, что мне редко удавалось остаться при чём-то в течении больше чем двух лет. Одежда, оружие, порой даже знакомства постоянно менялись, почти никогда не задерживаясь на своем месте. Была ли у меня склонность к аскетизму или это был другой, внешний фактор судьбы или удачи, но так уж вышло, что мало было вещей, которые я мог назвать действительно своими. [float=right]http://se.uploads.ru/t/B63w9.jpg[/float]
Новая регенерация уже успела стереть все шрамы, которых раньше на теле было множество. Оставался даже уже не шрам, а намек на воспоминание о том, как я болтался в петле. А теперь всего этого не было.
Я попытался вспомнить что-нибудь еще, но тут вода передо мной начала странным образом закручиваться. Я оглянулся. Мир вокруг сходил с ума – со льдин непрекращающимся потоком била вода, и уже не направлялась куда-то вдаль. Спустя секунды я уже плавал в ней, но она не держала меня на плаву. Лишь несколько льдин, мерно плавающих поверх непонятно откуда взявшегося водоворота, успели показаться мне, прежде чем меня накрыло с головой, и я окунулся в тёмное подводное царство , со дна которого ко мне тянулись десятки рук.

Отредактировано Адня (2015-02-20 18:24:59)

4

http://se.uploads.ru/t/ETt8w.png

Меня куда-то утягивало. Я чувствовал, что вот-вот упаду, хотя был в воде. Подо мной были мёртвые тела – я отчетливо видел их лица и руки, а всё остальное было скрыто тьмой. Было непереносимо холодно и влажно. Лица мертвецов были мне знакомы – это были все те, кто по моей вине отправились на тот свет. Первой среди всех ко мне тянула руку сестра, будто надеясь схватить первее всех. Я вновь попробовал всплыть, но лишь нелепо задергал ногами, еще быстрее погружаясь. Миг, когда её рука цепко ухватит меня за ботинок, вот-вот должен был наступить…
Вариан дернулся в спальном мешке, открыл глаза и, резко вскочив, обрушил свою небольшую палатку на себя же. Он еле смог осознать, что всё, происходящее ранее, было просто сном, кошмаром. Однако вымотан он был по-настоящему.  Некоторое время он так и пролежал внутри обрушенной палатки, а затем выпутался из-под тента и начал наводить скромный порядок. Соседи по лагерю любопытно поглядывали на него, но благоразумно помалкивали.
Вариан, хоть и был склонен к самокопаниям, старался держаться от них подальше. Они редко когда приносили ответы, но и в этих случаях ответы были вовсе не те, которых он желал. С собой он почти никогда не церемонился, стараясь смотреть правде в глаза. Его сложно назвать злым в той же степени, как нельзя назвать и добрым. Вариан мстителен, но это чувство у него сложно вызвать. Тем не менее, «счастливчикам», которые сумели добиться такого внимания от монстролова, действительно следовало бы самим заказать себе погребение.
Вариан ненавидит вторжение в личное пространство. Его прошлое – его единственная настоящая ценность, которую он вынужден носить с собой. И пусть оно далеко не радужного оттенка, лишь он сам будет распоряжаться, кому доступно будет знание о нём, а кому – нет.
Ценит занятость. Раньше отсутствие какого-либо дела всегда приводило к тому, что Назлиг уходил в себя, терзаясь собственными вопросами, а это не приводило к чему-нибудь хорошему. Недолюбливает людей, которые пытаются бросить вызов сильным, при этом воюя со слабыми. Ярким примером такого явления был случай с валеалом, которого пытались отловить инквизиторы, чтобы впоследствии чувствовать себя великими победителями над магами.
Не имеет привязки к вещам. Спокойно меняет одно на другое, иногда – не по своей воле. Эта черта характера лишила его возможных пороков жадности и алчности – ему нечего накапливать, нет цели, ради которой это стоит делать, а при виде денег глаза Вариана не загораются сумасшедшим огнём.
Ему нравится Империя, как его дом. Он оценил поступок матери-северянки, которая приняла веру. По большей части он узнавал о ней, Империи, из сказок, чем из реального опыта, поэтому проникся к ней своей, особенной любовью. Впоследствии оказалось, что Терранская Империя – далеко не такое идеальное место, особенно для тех, кто не блещет деньгами и происхождением, тем не менее, любви к родине это не поубавило.
Строго обратная ситуация обстоит у Вариана с Сульгвенским Анклавом. Общая атмосфера мрачности и темной магии, которая там присутствует со временем перестали напрягать его, однако он все равно продолжал недолюбливать демонопоклонников, считая, что у редкого хорошего человека душа потянется к изучению черной магии. Тем не менее, были здесь и положительные стороны. Высоко ценилась индивидуальность, и залогом положения в обществе становились только деяния, без учета родословных и сумм в кошеле.
Назлиг не очень хорошо узнал северное Великоисское царство, и, может быть, именно поэтому единственной плохой составной частью этого государства считает инквизиторов. Родина его матери стала пристанищем для его брата, который провел тут несколько лет, познавая культуру северян. Вариан был уверен лишь в том, что северяне – крайне закаленные и опасные воины. Их выживание в лютый холод и воля к жизни заранее твердили о том, как они хороши на поле брани. Да и внешность у северян была тоже приятна глазу. Словом, о царстве Вариан по большому счету думает в хороших тонах, и сожалеет, что вряд ли у него получится узнать его получше.
В Аммонате же Назлигу приходилось бывать крайне редко, поэтому и какого-то особого мнения он о южанах не составил.
Кому может быть верен Вариан Назлиг? Прежде всего он верен Всесоздателю, с верой в которого прошел свой нелегкий жизненный путь. Он не фанатик, и тем не менее, редко позволяет себе забыть о своем могучем союзнике – а именно им он и считает Всесоздателя. Лишь в редкие минуты отчаяния он подмечает, что Всесоздатель просто не может за ним уследить и оказать какую-либо помощь. Тем не менее, на божественную помощь сверху Назлиг не рассчитывает. Он понимает, что все на бренной земле зависит только от действий – моих, твоих, его, их.
Нельзя сказать, что Вариан не верит в дарра. Трудно верить в то, что действительно существует и даже являлось монстролову. Тем не менее, с этими могущественными магами древности Назлиг старается вести себя как можно более аккуратно. Он понимает, что слушая их речи можно пойти дальше далеко не своей дорогой.
В принце Йарлайте Вариан нашел идеального лидера с подходящими ему, Вариану, целями. Он был готов сделать из Империи нечто большее, чем она являлась сейчас, и не просто расширить границы – он собирался изменить родину к лучшему, думая далеко наперед, а не здесь и сейчас. Назлиг будет предан ему до тех пор, пока принц сам не изменит своим принципам, а это, как мы все знаем, иногда случается с людьми, приближенными к делам политическим.
Большую часть времени Назлиг был одиночкой. Он не старательно избегал всех, просто люди редко к нему тянулись, а те, кто это делал, рано или поздно становились очередными жертвами в кровавой истории рано осиротевшего монстролова. Лишь в последние пять лет, когда он находился на службе у принца, Вариан смог попасть в круг людей, близких по мышлению, тех, с кем комфортно как минимум говорить. Это помогло также открыть в нем некоторую способность к командованию.
Вариан неплохо знает тактику ведения партизанской войны, и вполне может возглавлять отряд, числом в десятку или около того человек. Большее количество уже даётся ему значительно труднее, но обычно, когда он берет спутников, их число редко достигает заветной десятки. Назлиг примерно представляет себе жизнь простого народа, так что он готов присоветовать Ильрахелиту парочку мыслей по поводу завоевания популярности, если тот будет в настроении их слушать.
Отсутствие денежных накоплений и вообще какого-либо имущества привело к тому, что Вариан абсолютно не транжира. Он не пользуется своими способностями направо и налево, применяя их только в качестве необходимости, не считая, что к магии нужно прибегать постоянно только из-за того, что ты умеешь ею пользоваться. 
Назлиг старается видеть перед собой людей. Он даёт людям шанс, в большинстве случаев, даже если окружающие с этим не согласны. Вариан вынести не может мысли, что он может погубить в ком-то человека еще раз, прикрывшись маской предрассудков и безразличия.
У  Вариана есть и еще одна, отличительная черта. Он очень волевой человек. Если он получает необходимый стержень, который удерживает его, то он пройдет к своей цели, какой бы она ни была. Он не боится смерти, и вполне может быть и такое, что смерть слегка побаивается его самого.


http://se.uploads.ru/t/UqN2n.png

Изначально [float=right]http://se.uploads.ru/t/J9zhp.png[/float] Вариан обучался на спиритуалиста у разрозненного круга разного разлива мастеров и любителей, пока не смог добиться принятия в арканум.  Его старания и способности довели его не просто до уровня арканиста, он даже сумел пробиться в круг сильнейших спиритуалистов своего времени. Он владеет всеми навыками этой школы, и имеет большой практический опыт применения каждой из способностей.
После посещения Запретной Долины Вариан обрел доступ к заклинаниям некромантии, не утратив при этом способностей в спиритизме. Потенциал некромантической ветки схож с спиритуалистической, однако практики в разы меньше.
В теории Вариан, как практикующий одновременное воздействие и на душу и на тело может стать первым, кто сможет оживлять мертвых. Однако это ему еще нужно научится делать как следует, к тому же, такая манипуляция с чужой жизнью не пройдет даром для собственной, и потребует плату в размере одного года жизни воскресителя.

Подробнее

Способности после преображения:
Уровень маны – 400.
Некромантия. После преображения Вариан открыл в себе возможности использования магии некромантов на уровне мастера. Так как спиритизм – это воздействие на душу умершего, а некромантия – на тело.
Оживление мёртвых. Способность сочетать некромантию со спиритизмом. Магия некромантов не дошла до воскрешения мёртвых, потому что они работают с телом, а не с душой.  Спиритуалисты, напротив, работают с душой, но не властны над телом и максимум, на что способны, так это вселить бесплотного в чужую плоть, которая почти сразу начнёт погибать из-за присутствия инородного духа. Данная способность становится результатом сочетания не сочетаемого. Ограничение: так как сочетание двух веток магии не проходит бесследно, то за каждое возвращение к жизни мёртвого Вариан будет стареть на один год (имеется в виду год – аналог нашему году развития). Воскресить того, чьё тело было уничтожено, невозможно. Способность в настоящее время заблокирована.
Уязвимость к орихальку и «слезливой воде». Действуют на него, как и на обычных едоков.


http://se.uploads.ru/t/sYEwP.png

За сто два года можно многому научиться, особенно если  окружение постоянно менялось. За свои двадцать лет в клане – четырнадцать ребенком и еще шесть взрослым мужчиной Вариан познал многое о монстрах, тварях, разных бестиях, о способах борьбы с ними. Этим же знаниям с обратной стороны способствовало проживание в Сульгвенском Анклаве, который показывал тварей с другой стороны, бытовой и, иногда, одомашненной, что поначалу сбивало Вариана с толку.
Четыре года, проведенные в Ученом Дворе в городе Балермо принесли ему знания, практического применения которым, кроме как употребления в беседе, Вариан не нашел. Тем не менее, разрозненные сведения об экономике, истории, искусстве, логике и философии позволяют ему иногда попробовать посоветовать что-нибудь Йарлайту Ильрахелиту, однако не всегда его познаний, сохранившихся к этому времени, хватает, чтобы совет был дельным.
Полвека, прожитые в Сульгвенском Анклаве, дали о себе знать. Прежде всего Вариан научился выживать один в условиях достаточно конкурентной и агрессивной окружающей среды. Он более хорошо познал фехтование, ему понравились топоры и клинки, хотя он старался отдавать предпочтение первым. Тем не менее, он обучался борьбе со многими типами оружия, и знает, как сделать смертоносной даже простую ветку с прочного дерева. Лучших результатов достигает с топорами одноручными, хорошо управляется с мечами всех типов, и на средних уровнях готов орудовать тем, что подвернется под руку, начиная от мелкого садового инструмента до управления баллистой.
В Анклаве же Вариан сумел не выучить языки, но научится понимать, что от него хотят. Этот очень важный навык впоследствии не раз ему пригодился. Хуже всего знаком он с диалектом южан, что и неудивительно.
Вполне осознает, что не всегда нужно переть на таран, иногда проще и полезней затаиться и выждать нужный момент для долгожданного удара. Но и в игры плаща и кинжала надолго не заигрывается, так же хорошо понимая, что если идти напролом, то слабого соперника это сломает психологически, а это – уже маленькая, но победа.
Устойчивый к погодным сменам, но не потому, что имеет дубовую кожу. Скорее, из-за собственных переживаний и душевной боли он просто не может себе позволить роскоши обращать внимание на боль внешнюю.
После Запретной Долины обрел силу равную половину силы едока, огромную регенерацию, возможность видеть в кромешной мгле как в сумерках и почти полную неуязвимость к обычному оружию.


http://se.uploads.ru/t/R3v1a.png

Как таковой недвижимости у него нет, как и особо ценных личных вещей. Имущество Вариана – его воспоминания и нынешняя должность. Оружием и одеждой пользуется самой, что ни на есть, обычной, поэтому меняются они очень часто. Если бы Вариану в руки попал артефакт – он бы еще и старался сохранить его, но в целом испытывает полную безразличность к состоянию его вещей.


http://se.uploads.ru/t/VEdaA.png

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Адня (2015-02-20 18:26:44)


Вы здесь » Поваренная книга » Бутерброд с колбасой *_* » Попандос для Дани